Стиль жизни
Бесплатный
Александр Губский

Интервью - Максимилиан Бюссер, основатель часовой марки MB&F

"Предпринимателю не стоит гадать, какая из его идей “выстрелит”

Собственную часовую марку MB&F (Maximilian Busser & Friends) Максимилиан Бюссер создал в 2005 году, уйдя с поста директора часового подразделения Harry Winston. Он не хотел делать банальные хронографы, не хотел делать и статусные часы с суперусложнениям; он хотел создавать - и создает: “часовые машины”, произведения современного искусства, которые способны еще и показывать время.

За девять лет, прошедших с момента появления марки, Бюссер практически достиг всех бизнес-показателей, что он себе намечал. “Но совершенно не тем путем, что я предполагал”, - смеется создатель MB&F. Он планировал, что под маркой MB&F будет выпускаться в год 300 часов (в 2013 году сделали 286 часов), а оборот составит 15 млн франков (этот показатель тоже недалек). Вот только у марки оказалось 39 дилеров вместо планировавшихся 10 (10 ритейлеров не могли продать такое количество часов). И уже 20 сотрудников вместо 15. “Это потому что пришлось самим заниматься многими процессами, что изначально планировали отдать на аутсорсинг, - объясняет Бюссер. - Более того, в апреле приходят станки, и мы все прототипы часов будем производить сами - чтобы не приходилось исправлять просчеты поставщиков и не ждать их, если они срывают сроки. Наш первый конструктор часов работает в компании уже два года, второй скоро выходит на работу. Шаг за шагом мы перенесем всю разработку часов в MB&F. Но производство останется внешним”.

Два с половиной года назад Бюссер открыл в Женеве, по соседству с ателье MB&F, арт-галерею M.A.D. Gallery. Открыл, потому что убедился: он в этом мире не одинок - есть еще множество талантливых художников, одержимых созданием механических произведений искусства. Галерея, основанная Бюссером как “планово убыточная”, оказалась самым рентабельным его проектом и дает много новых идей для развития часового бизнеса.

У вас есть объяснение, как так получилось, что галерея, которую вы создавали как проект некоммерческий, оказалась самым успешным вашим коммерческим проектом?

Максимилиан Бюссер Когда я открывал галерею, то надеялся, что она не будет приносить слишком большие убытки. И что сюда будут заходить 3-4 человека в день. А теперь в какие-то дни - самые обычные - приходят по 40, по 80, по 120 человек! Конечно, когда приходят 120 человек, в этот день мы ничего не продаем: слишком много людей. (Смеется.) За 2,5 года нас посетили уже более 12 000 человек. Продано более тысячи объектов - конечно, это разные объекты, разной стоимости - скульптуры, фото, мотоциклы. На прошлой неделе пришла американская пара, которая купила объектов на 120 000 франков. И в то же время у нас тут есть вещи, которые стоят по 400 франков.

В 2013 году галерея дала 16% продаж MB&F. При том что сегодня у нас 39 точек продаж в 29 странах. А одна галерея дает 16%, причем с гораздо более высокой маржой, поскольку продаем без скидок. И я уже мечтаю достичь 20% продаж в галерее.

Как вы продаете без скидок?

М.Б. В галерее мы продаем 15-16 часов MB&F в год, то есть чуть больше чем одну штуку в месяц. А цель у меня была - 8 штук в год, то есть мы вдвое перекрыли этот план.

Есть ли такие посетители, что приходят в галерею первый раз, видят часы MB&F и сразу их покупают?

М. Б. Очень мало. Зато те, кто уже знают марку, приезжают сюда со всего мира - чтобы посетить галерею и приобрести часы. Есть очень серьезные коллекционеры - у них по 7-8 часов MB&F, - которые раньше обращались к дилерам, но которые теперь приезжают и покупают у нас. Покупают дороже, чем могли бы купить у дилеров! Но они объясняют нам: “Мы хотим покупать у вас, потому что нас восхищает ваша история, мы хотим отдавать свои деньги вам напрямую, чтобы вы имели возможность продолжать”. Ведь когда люди приобретают часы у творцов - у нас, у Urwerk, у Лорана Феррье, у Кари Воутилайнена и других, - они тоже становятся частью этого креативного процесса, поскольку их деньги идут на то, чтобы люди могли продолжать творить. А когда вы покупаете часы у Jaeger-LeCoultre, у Patek Philippe, у Breguet - прекрасные часы, - то это ничего не меняет для этих компаний. Но для меня, для Лорана, для Кари такая покупка критически важна, поскольку дает нам средства для создания следующего произведения. И, таким образом, каждый наш покупатель становится нашим соавтором. И наша галерея кристаллизировала эту ситуацию. Вот мы выпустили журнал Parallel Worlds. Идея - такая же, как у галереи: делиться тем, что мы любим, с теми, кого мы любим. Мы рассказываем там про артистов, которые выставляются в нашей галерее, и про MB&F тоже. Я разослал номер этого журнала клиентам по всему миру, кого я знал. И один господин из Бразилии - я знал, что у него был MB&F Frog, но лично мы не были знакомы - прислал мне восторженное письмо: про то, что он в восторге от журнала и что он увидел в нем статью про MB&F Legacy Machine № 2 и хочет посмотреть на эти часы вживую. В результате он прилетел ко мне в Майами, где я был в отпуске. Этот господин даже не торговался.

Портрет посетителей M.A.D. Gallery вы уже составили?

М. Б. Сегодня мы оцениваем, что 60% посетителей галереи - туристы, 40% - местные. При этом 80% посетителей - новые, но 20% - те, которые были и вернулись, скажем, через шесть месяцев. Они понимают, что за эти шесть месяцев у нас в галерее появились три-четыре новых объекта. И галерея, так же как и MB&F, создала новое сообщество, но если в случае с часами это те друзья-часовщики, что помогают нам делать новые часы, то в случае с галереей это мастера, которые создают произведения искусства для галереи. Я был счастлив познакомиться с этими одержимыми людьми, сотрудничать с ними и создавать вместе с ними. У нас куча новых идей для новых объектов, - мы на них не заработаем и франка, но мы хотим творить.

Ведь почему еще мне нравится дизайн? Мои друзья могут позволить себе купить часы MB&F. Я - нет, для меня это две годовые зарплаты. И для меня самое большое удовольствие - создавать для людей, которые меня окружают и которые захотят и смогут это носить.

Как часто в галерее появляются новые работы, новые имена?

М. Б. Каждый год в галерее появляются новые работы 6-8 артистов, плюс в этом году четыре новые модели MB&F. Самое интересное, что мы в галерее про MB&F даже и не говорим. Но люди, которые приходят в галерею, смотрят на выставленные у нас арт-объекты, а затем видят наши часы, прекрасно понимают, что мы хотим сказать этими часами.

В конце апреля мы открываем вторую M.A.D. Gallery на Тайване - с местным партнером, поскольку у меня нет ресурсов, чтобы делать это самому. Концепт будет тот же самый, будут представлены те же самые художники, и это моя самая большая проблема. Если вы хотите заказать лампу Франку Бухвальду, нужно ждать год. Или чешский мастер Йозеф Месичек, который делает винтажные большеколесные велосипеды - всего две штуки в месяц. У него лишь пять сотрудников, все делают сами - даже кожу для сидений; единственное, что покупают, - резину для колес. Стоимость его велосипеда - всего 8800 франков. За такую работу! С июля прошлого года мы продали восемь велосипедов. Но восьмой - который мы уже продали - будет сделан только в 2016 году! Поэтому вызов для меня - находить художников, которые смогут создавать объекты, которые покупателям не придется ждать слишком долго.

Я всегда говорю, что я создал MB&F для того, чтобы в моей жизни появился смысл - он явно не в том, чтобы зарабатывать деньги для акционеров. Да, продавать необходимо - нужно зарабатывать деньги на жизнь, но для меня гораздо важнее создавать, чем продавать [это]. Каждый раз, когда я создаю что-то, я вписываю новую главу в книгу своей жизни. Мои объекты - это моя автобиография. Каждый раз я ощущаю огромный выплеск адреналина - а я “адреналинозависимый”, это как наркотик. Сейчас я думаю о массовой марке, которая должна продаваться в больших объемах. Не знаю, случится ли это или нет, рисков множество, но работать над этим - огромное удовольствие.

Помимо часов MB&F в M.A.D. Gallery продаются еще две марки часов - Ressence и Seven Friday. Как и почему вы выбрали именно эти марки?

М. Б. Ressence нам дал пять часов, мы все продали, и больше пока нечего продавать: производство Ressence Type 1 уже закончено, часы вcе проданы, Ressence Type 3 еще не начали производиться.

С создателем Seven Friday Дэном Нидерером я познакомился в Базеле в прошлом году - на ужине независимых часовщиков. Когда он показал свои часы, все начали гадать, сколько может стоить такая модель - 5000 евро, 8000 евро, кто-то даже сказал 25 000 евро. Оказалось, что 1000 евро.

Два приятеля - Дэн и Лоран - заказали 1000 таких часов в Китае ради прикола - с японским механизмом и китайским корпусом. Часы “улетели” в одно мгновение! В 2013 году они продали 12 500 часов. При том что эта марка за всю свою жизнь не потратила ни одного франка на рекламу - только активность в социальных медиа. Это новая бизнес-модель! Я им тоже предложил свою помощь, сказал, что мы сможем продать несколько часов. С середины сентября по конец декабря мы продали 89 штук. Половину из них купили люди, которые просто зашли в галерею и увидели эти часы, а мы объяснили им, что это такое. Но половина покупателей пришла к нам в галерею со словами “Мы знаем, что вы продаете Seven Friday”. Пример Seven Friday показывает, что можно сделать массовую марку и без денег - достаточно быть талантливым и инноваторским.

Instagram, Facebook - это новые, очень важные явления в нашей жизни. У MB&F в Facebook - больше 30 000 фанов; я ни разу в жизни не заплатил ни за одного фана - это бессмысленно. Эти 30 000 мы набрали за шесть лет, год за годом. Когда мы размещаем фото нового объекта, мы получаем от 700 до 1500 лайков. Через несколько месяцев мы откроем интернет-магазин. Изначально моя команда говорила мне: “Какой интернет-магазин? У нас маржа на некоторых объектах 50 франков, а паковать их, оформлять документы для отправки за границу и проч. будет стоить 200 франков”. Я отвечал: “Ничего, зато получим опыт”.

Еще один аргумент в пользу интернет-магазина. Через галерею прошли уже 12 000 человек - и с подавляющим большинством из них у нас нет никакой связи. Но если человек покупает через интернет-магазин, свой адрес электронной почты он обязан будет оставить! С ним мы сможем коммуницировать. Естественно, если он не захочет отписаться от нашей рассылки. (Смеется.)

Все объекты, выставленные в галерее, будут продаваться через интернет-магазин?

М. Б. Часы - нет. Мотоциклы и объекты, сделанные в единичном экземпляре, - нет. Но более мелкие объекты и объекты, которые тиражируются, - да.

Вернисажи в галерее проходят?

М. Б. Каждые два месяца. В апреле у нас пройдет вернисаж потрясающего американского специалиста - ему 70 лет, - который делает механические летательные аппараты. У него нет даже сайта, его очень сложно найти! А в конце июня пройдет вернисаж Улисса Фрешлена - этот фотограф впервые выступил в роли редактора арт-книги. Мы с ним однажды разговорились, и он рассказал, что мечтает издать альбом, чтобы помочь молодым художникам. И спросил меня, сколько стоит издать книгу? Я ответил: “30 000 франков”. Он сказал: “Делаем. Пусть даже ее никто не купит, но молодых покажем и поможем им”. Нам это нравится: это соответствует нашей философии, плюс мы сами учимся.

M.A.D. Gallery приобрела определенную известность, часы и арт-объекты у вас продаются недешевые. Но охраны, в отличие от классических часовых бутиков, у вас нет. Охрана галерее не требуется?

М. Б. Стучу по дереву: у нас тут неизвестные марки, неизвестные объекты - у них нулевая ликвидность. А грабители крадут вещи, которые они могут моментально сбыть, более того, в отношении объектов искусства ограбления случаются по большей частью по заказу. К тому же отделение полиции - совсем рядом с галереей. И они тоже наши друзья. (Смеется.)

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more