Статья опубликована в № 3659 от 25.08.2014 под заголовком: Дон Хуана лишили либидо

В Зальцбурге поставили пьесу Эдёна фон Хорвата «Дон Хуан возвращается с войны»

В Зальцбурге поставили самую грустную пьесу самого веселого автора: «Дон Хуан возвращается с войны» Эдёна фон Хорвата. Режиссеру кажется, что герой вернулся зря
Сведения с войны материализуются в мирной жизни
Salzburger Festspiele / Monika Rittershaus

Этот год у режиссера Андреаса Кригенбурга выдался военным. Весной он с дирижером Кириллом Петренко показал в мюнхенской опере сильных «Солдат» Циммермана, в основе либретто которых - антимилитаристская пьеса немецкого классика Якоба Ленца. Теперь в Зальцбурге - премьера спектакля «Дон Хуан возвращается с войны» по пьесе австро-венгерского классика, писавшего на немецком, Эдёна фон Хорвата (1901-1938). Его произведения непопулярны в России, хотя «Дон Хуана» играли в СССР. То ли дело в Европе! Сам Хорват, жуир и весельчак, ценитель ресторанов и женщин, вряд ли понял бы причину столь долгого успеха. Он все еще ходил в молодых, когда в день успешных переговоров об экранизации в Голливуде погиб в Париже от упавшей во время грозы ветки - боясь всю жизнь умереть от молнии. В 30-е Хорват создал книги и пьесы, в которых сфокусировалось время. Сторонясь политики и недоумевая, почему нацисты его не любят (он пытался с ними сотрудничать), Хорват передал настроение эпохи, в которой человек не стоит ничего.

«Дон Хуан» (1935) рассказывает о солдате, вернувшемся с Первой мировой (его играет 32-летний Макс Симонишек, сын знаменитого актера и сам яркий профессионал). На войне, думает герой, он навсегда изменился, но в мирной жизни никто ему не верит, никто вообще не хочет думать о том, что происходило с людьми в окопах, чем они занимались четыре года вдали от кафе и бульваров. Тыловой эгоизм сродни идиотизму, против которого отдельный человек с его оказывающимся лишним опытом бессилен, даже если человек обаятелен и привлекателен. Остальные девять персонажей - женщины, выступающие то хором, подобным античному, то в ролях близких людей, то в образе стерв; они-то и определяют истинную систему ценностей.

Кригенбург, делавший и сценографию «Дон Хуана», визуально еще увеличивает огромную сцену соляного склада в Халляйне. Белый помост в черном пространстве кажется островом, рождающим чувство тревоги. Она разлита и в музыке; в программке работа Вольфрама Шильда и Мартина Шрайера-Крюгермана обозначена как sounddesign.

Драматическая афиша Зальцбурга строится вокруг мировой войны. Ее столетие - странный юбилей, позволяющий обратиться к текстам, о которых все помнят и которые лень перечитывать. Вместе с «Последними днями человечества» Карла Крауса «Дон Хуан» составляет дилогию, рассказывая о наказании без преступления (у Крауса - преступление без наказания). Судьба постановок различна, «Последние дни» пойдут в Бургтеатре, «Дон Хуана» вряд ли кто увидит: спектакль сделан для фестиваля, актеры приглашались из разных европейских трупп.

Показы 26 и 27 августа

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать