Статья опубликована в № 3667 от 04.09.2014 под заголовком: Мультик и социум

В Зальцбурге сыграли спектакль «Голем» по Густаву Майринку

Salzburger Festspiele / Bernhard Müller

Русские олигархи и колорит лондонских кварталов, работа на конвейере и любительский ансамбль, играющий в подвале... по этим деталям трудно опознать «Голем» Густава Майринка - один из ключевых романов ХХ века, рассказывающий о «человеке из пробирки». Действие спектакля английского театра «1927» (он сделан совместно с лондонским театром Young Vic и парижским Theatre de la Ville) перенесено из пражского гетто в лондонские кварталы наших дней. Режиссер Сьюзан Андрейд рассказывает не столько об истории искусственного человека, сколько об обществе, в которое он попадает. Апелляции к Карлу Марксу и социальная критика вплетены у нее в ироничные тексты (Андрейд пишет их сама), зал смеется не переставая.

В прошлом году английская труппа уже произвела фурор в Зальцбурге спектаклем «Животные и дети занимают улицы». Притча, рассказанная смешанным языком мультипликации и привычного театра, смотрелась на одном дыхании. У спектакля выдался гастрольный год, его показали и в России.

Эстетика полуторачасового «Голема» напоминает «Животных и детей», здесь те же принципы игры - живой актер на фоне экрана, на который проецируются рисованные декорации (благодаря художнику Полу Барриту зритель испытывает настоящее визуальное наслаждение). Исполнители становятся частью мультфильма, не просто входя в отношения с рисунком, но воспринимая его как часть себя. И хотя глиняный Голем так и не сходит с экрана, возникает ощущение, что он материализовался. Несмотря на многочисленные приметы современности, в спектакле чувствуется грозовая атмосфера 1910-1920-х годов, когда творил Майринк. Создателей вдохновляла и экранизация Пауля Вегенера (1920), ставшая не менее популярной, чем роман.

«Голем» стал последней премьерой театральной программы Зальцбурга, выстроенной вокруг юбилея войны 1914 года. Интенданта Свена-Эрика Бехтольфа нещадно критиковали и за собственную постановку («Дон Жуан» Моцарта), и за драматическую афишу. Но в целом она выглядела едва ли не лучше всех остальных проектов Зальцбурга: разнообразна, порой неожиданна, с упором на идеи, а не звезд.

Зальцбург

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать