На фестивале Российского национального оркестра спели «Танкреда» Россини

На фестивале Российского национального оркестра (РНО) спели оперу Россини «Танкред». Если бы она состояла из одних арий, был бы фурор, но в ней есть еще и ансамбли
Тенор Антонино Сирагуза был в команде лучшим /П. Константинова

В последнее десятилетие с российской сцены прозвучали основные комические оперы Россини, настала пора и серьезным. Вслед за филармоническим исполнением «Девы озера» фестиваль РНО извлек на свет сокровище «Танкред», чьи вокальные красоты под силу лишь избранным мастерам бельканто.

В Зале Чайковского «Танкреда» спела интернациональная команда во главе с 86-летним дирижером Альберто Дзеддой - знатоком и мудрым интерпретатором Россини, уже известным оркестру и публике.

В «Танкреде» необычная вокальная диспозиция: тенору отдана партия не любовника, но отца - средневекового сенатора, который в сложной ситуации вынужден подписать смертный приговор собственной дочери. Именно тенор стал главным героем концерта: Антонино Сирагуза, которому случалось петь «Танкреда» в театре (т. е. наизусть), на сей раз перед нотами вел партию уверенно, радуя интонацией, мягким пиано и крепким звоном верхних нот. Отцовская ария во втором акте восхитила зал не только виртуозностью, но и проникновенностью.

Образ его дочери в опере не столь многомерен: она только и знает что страдать, и Ольге Перетятько приходилось многажды выходить на сцену с печальным видом - что, впрочем, не вредило ее стати и красоте. Видная специалистка по Россини, именно «Танкреда» она, видимо, выучила только сейчас и развернула свое колоратурное мастерство в нескольких ариях. В арии второго акта рулады, высокие ноты и сочные стаккато привели зал в полный восторг. В ансамблях же такого блеска не было: певица словно на ходу искала нюансы, отчего места, спетые на меццо-воче, вышли размытыми и приблизительными.

Самого Танкреда, воина и любовника, спела в брюках Патрисия Бардон. Интонация ей иногда изменяла, но голос ее пленял благородством, хотя звучал немолодо, глуховато, только на верхах разя силой и блеском.

Столь пестрый набор голосов не мог сложиться в стройный по звуку ансамбль: матерые профессионалы вовремя попадали в ноты, но не более того. Исполнение «Танкреда» частично удалось благодаря ариям, в числе которых была и ария второстепенной героини в исполнении Александры Кадуриной: кажется, у нас появилось новое россиниевское меццо. А также мастер речитатива: клавесин Артема Гришаева звучал очаровательно.

Хор в «Танкреде» исключительно мужской: певцы Академии хорового искусства держались четким воинственным строем, а пример подавал молодой хормейстер Алексей Петров, сам певший в центре хора и строго зыркавший по сторонам на подчиненных.