На фестивале Дианы Вишнёвой прошла мастерская молодых хореографов

Одной из важнейших программ фестиваля «Диана Вишнёва. Context» стала мастерская молодых российских хореографов
Фестиваль дал старт новому поколению хореографов /vishnevafest

Подобно фестивалям в Европе и Америке, фестиваль Дианы Вишнёвой дает возможность начинающим хореографам создать спектакль с профессиональными танцовщиками и показать его заинтересованной публике. На этот раз участникам мастерской выделили с иголочки отремонтированный экс-театр имени Станиславского, ставший Электротеатром Станиславский. В его небольшую сцену комфортно вписались не только танцовщики, но и элементы сценографии.

Участники же подобрались не только с совершенно разным профессиональным опытом, но также двигающиеся в совершенно разных направлениях, будто их подбирали для того, чтобы показать невероятное поле возможностей современной хореографии. Петербурженка Елена Кузьмина всем своим четвертьвековым опытом премьерства в Театре Бориса Эйфмана заточена на продолжение его эстрадно-плакатного стиля - от выбора темы (реакция на украинские события) до выстраивания мизансцен с репинских картин и человекопирамид на металлоконструкциях.

Екатерина Кислова, запомнившаяся «ОбщеЖитием» и «Едоками» в московском Театре-студии современной хореографии, и на этот раз нашла ярко-театральный ход: в созданный средствами contemporary dance спектакль по мотивам пушкинской «Метели» она внедрила танцовщицу в тулупе и на пуантах.

Лидия Бурдинская, руководящая в Петербурге компанией Bay Bay Ballet, вызвала бурное оживление зала, ответив на «трехактную оперу» Мередит Монк 10-минутным трехактным балетом Forest. На сцену она привела пять живых существ в колючих зеленых скафандрах, то странно скрючивавшихся, то внезапно выпрямлявшихся, подскакивавших и подхрюкивавших и не оставивших равнодушными не только рядовых зрителей, но и кураторов проекта, оценивших ни у кого не заимствованный хореографический язык и пообещавших Бурдинской стажировку в Роттердаме либо Цюрихе.

А вторая стажировка - в Израиле - досталась солисту Большого театра Андрею Меркурьеву, чья «Живая реальность» запомнилась как раз вкусом в отборе образцов для подражания. Как практически любой хореограф, делающий первые шаги на этом поприще, он инфицирован великими. В случае Меркурьева за образцы выбраны в первую очередь Килиан и Матс Эк, причем видна не столько потребность утолить голод конкретных движений, чем часто ограничиваются новички, сколько понять, как устроены их спектакли изнутри. У нас есть шанс наблюдать, будет ли раскрыт этот секрет: фестиваль Дианы Вишнёвой не только дает молодым стажировки, но и показывает их результаты на следующий год.