Статья опубликована в № 3762 от 02.02.2015 под заголовком: Будни таинственного

В Вене показывают Веласкеса

В Вене сделали невозможное: собрали полотна Веласкеса. «Художник художников» представлен в полноте и величии
«Аполлон в кузнице Вулкана», 1630
Madrid, Museo Nacional del Prado

Ретроспектива Веласкеса (1599-1660) в Венском музее истории искусств уникальна уже тем, что она случилась. Сегодня, когда собрания всего мира неохотно выдают на выставки его полотна, венцам удалось собрать почти полсотни работ из Музея изящных искусств Бостона и Национальной галереи в Лондоне (включая знаменитую «Венеру перед зеркалом», так называемую «Венеру Рокби»), художественного музея Валенсии и Прадо, обладающего лучшим Веласкесом в мире.

Это первая выставка Веласкеса в немецкоязычном пространстве, хотя именно в Германии издали первую о нем книгу («Веласкес и его век» Карла Юсти вышла в 1888 г.). Книга зафиксировала триумфальное возвращение живописца в историю искусства: Бодлер назвал его величайшим из когда-либо живших живописцев, а Моне - «художником художников». Незадолго до этого его полотна еще приписывали Рибере и не очень задумывались, кто на них изображен, такова судьба «Демокрита» из музея Руана, которого принимали то за Ньютона, то за Галилея.

Цитата из Моне украшает вход на выставку, непривычно большую для венского музея. Лишь портретов инфант здесь больше десятка. Полотна представлены по жанрам - официальные портреты королевской семьи и бодегоны (сцены в трактире) севильского периода, изображения святых и шутов, автопортреты. Показывают и загадочные «Менины». Без них нет Веласкеса, но привезти их невозможно, пришлось обойтись большой фоторепродукцией.

Из Бостона в Вену привезли один из лучших портретов испанской живописи - поэта Луиса Гонгоры. Интеллектуала узнаешь сразу - дистанция глубокого взгляда, сосредоточенность и настороженность. Доброжелательным этого скептика не назовешь, у него другое предназначение.

Задачи, которые интересовали Веласкеса, - определить дистанцию между образом и реальностью, лишить живопись тактильности, столь ценимой итальянцами, отдать ее во власть визуального - сближали с будущим. «Веласкес - самый таинственный из всех художников», - заметил французский критик Эли Фор. И при этом самый будничный: таинственность ткется повседневностью, она следствие взгляда, а не замысла.

До 15 февраля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать