Все больше мужчин увлекаются новым хобби – рукоделием

Кто готов оставить прибыльную должность ради вышивания крестиком
Рукоделие теперь не только женское занятие: все больше мужчин увлечены ручными хобби
ALL OVER PRESS/CORBIS

Сообщества рукодельниц в социальных сетях, специальные школы, курсы ремесел – сегодня явление массовое и востребованное. Происходит это на пике моды на ручную работу, которая, по сути, стала новым символом роскоши, «эксклюзивности», противопоставляемым массовому фабричному производству, быстрой моде «fast fashion».

Этот тренд не оставил в стороне и мужчин. В рамках международной выставки «Формула рукоделия», организованной специализированным одноименным журналом, даже был запущен отдельный проект – «Мужской handmade». А выставка «Формула рукоделия», которая в двенадцатый раз прош­ла осенью 2014 г., впервые выбрала главной темой именно мужское творчество. «Участниками нашей выставки ежегодно становятся несколько сотен мастеров и компаний, а посмотреть на все это приходят десятки тысяч человек. И мы стали замечать, что интерес именно к мужскому рукоделию очень вырос, число участников-мужчин ежегодно растет на 20%, – говорит Элина Федянцева, координатор проекта «Формула рукоделия». – Поэтому нам пришла идея помочь мужчинам, поддержать их начинания, дать им отдельную площадку, которая поможет им развиваться, демонстрировать результат их труда, позволит знакомиться с единомышленниками. Так и возник проект «Мужской handmade».

В первую очередь, конечно, речь идет о традиционных мужских ремеслах: столярное, кузнечное дело, резьба по камню, работа со стеклом, с кожей. Но в списке мужских ремесел присутствуют также и женские хобби, например вышивание. «Да, в рядах ценителей хендмейда с каждым годом прибывает. Одни развивают собственное дело, другие – помогают жене, маме. Часто это такая форма «семейного подряда», – рассказывает Денис Кочергин, сооснователь и управляющий партнер другого проекта, посвященного рукоделию, «Ярмарка мастеров» (livemaster.ru). – Был у нас такой случай: муж подарил жене современную швейную машинку и, пока вникал в ее программы, увлекся сам и стал вышивать. Теперь у этой семьи успешный бизнес, мастерская, в которой можно заказать вышивку монограммы, лейблы для своей линии одежды».

Увлечение вышиванием бисером у Вячеслава Титова, человека с совершенно мужской профессией (он инженер авиакомпании, занимающийся сертификацией вертолетов), тоже спровоцировала жена. «Жена и дочь увлекаются вышиванием. И как-то они долго не могли закончить одну картину (вышивка с бисерными вставками), а я их все поторапливал: мне уже не терпелось повесить картину на стену. Жена сказала: если тебе так надо, доделай сам. Я и доделал, получилось здорово», – рассказывает Вячеслав. Позже он, роясь в интернете в поисках бисера и мулине, вышел на сайт Александры Токаревой, разработчика схем для вышивания бисером, и приобрел у нее основу для вышивания – картину на 36 цветов и 65 000 бисеринок.

Увидев картину, жена и дочь ахнули: это же очень сложно. «Да, было сложно, на работу у меня ушел год. Получилось профессионально, знакомые не верили, что такое мог сделать мужчина. И дальше понеслось: конкурсы, выставки, новые работы. И вы знаете, затянуло, я уже жизни не представляю без этого хобби», – говорит Титов.

Зачем мужчинам рукоделие? Отвечает Вита Холмогорова, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Психологического института Российской академии образования

Когда к человеку относятся как к набору функций, а не как к личности, он теряет ощущение осмысленности, возникает чувство, что жизнь проходит мимо. Любимое дело, хобби, занятие рукоделием – это возможность хотя бы на время вернуться к яркому восприятию действительности, увидеть тонущий в рутине смысл. Еще одна функция такого хобби – защита от информационных перегрузок, с которыми сталкиваются жители мегаполиса, работающие в офисах. Современные люди, особенно люди успешные, живут в постоянном напряжении, в постоянной потребности все контролировать. И от этого, и от информационного давления возникают хроническая усталость, измотанность. Когда же человек занимается любимым делом, в работу вступает периферическая нервная система, а центральная нервная сис­тема отдыхает, голова разгружается. В процессе работы наступает что-то вроде транса. И это ощущение хочется провоцировать снова и снова. Помимо этого у работы в офисе есть такая особенность: между прилагаемыми усилиями и результатом зачастую нет прямой связи. Вот человек заполняет целый день таблицы, ведет расчеты, пишет отчеты. А очевидного, осязаемого результата своей деятельности не видит. Когда же ты занимаешься «хендворкингом», результат всегда налицо. Ну и наконец, нельзя забывать, что рукоделие сейчас в моде. Есть своего рода социальное разрешение на такую деятельность, на уход из мира функциональности в свободное плавание. По сути, речь идет о дауншифтинге, который сегодня является глобальным трендом.

СвернутьПрочитать полный текст

Врач-невролог Александр Свиридов на досуге мастерит украшения, лепит, делает картины, открытки в технике декупаж. «Но главное увлечение – вышивание крестом, – говорит Свиридов. – Однажды на книжном развале увидел альбом, а в нем картину, которую очень захотелось вышить. Потом уже я понял, что картина была по сложности не для новичков, но я люблю сложности, это мой конек. Сейчас работаю над прекрасным натюрмортом японской художницы Хашимото Фуджико».

Работы свои Александр никогда не продает. У него отговорка: дешево продать не могу, а настоящую цену вы не сможете заплатить. «Я столько труда вкладываю в свои вышивки. Иногда их дарю, несколько работ висят на стенах моего рабочего кабинета. Я никогда не скрывал и не стеснялся своего увлечения. Наоборот, горжусь им».

Случается, что ремесло – это не просто хобби. Оно превращается в дело жизни, ради которого стоит оставить все другие дела. Так произошло с Дмитрием Овсянниковым. Он занимал высокую должность в одной фирме. А где-то лет в сорок вдруг понял, что это все неинтересно. И отправился путешествовать. Был на Алтае, в Тибете, искал, по его собственному признанию, смысл жизни. «Офис напротив Кремля, и хотелось приносить пользу и делать что-то своими руками», – вспоминает Овсянников.

И тогда Дмитрий решил учиться гончарному делу. «Как-то поздно вечером в голове четко обозначилась мысль: надо завтра сесть на первый же автобус до Скопина (город под Рязанью – там находится Скопинская гончарная фабрика. – Прим. авт.), и будь что будет. Моей соседкой в автобусе оказалась приятная женщина в деловом костюме. Я спросил, не знает ли она, как можно попасть на фабрику. «Надо же, как получается, – удивилась она, – а ведь я начальник отдела кадров гончарной фабрики». Так все и началось».

Более пяти лет Овсянников занимается глиной, делает посуду и прочую утварь по старинной технологии. «Технологии около 5000 лет. Размял глину руками, раскрутил ногой гончарный станок, деревянные детали мерно поскрипывают в такт колесу, вытягиваешь руками будущую тарелку, чашу». Вместо клейма мастера Овсянников наносит на посуду русские пословицы. Продает изделия в основном на ярмарках «Покровского центра» на ВДНХ и выставках «Формула рукоделия».

В семье далеко не сразу приняли решение Дмит­рия. «Когда мы поженились, ты обещал, что мы скоро купим яхту», – сетовала жена. «Зато ребенку в школе всегда приятно отвечать на вопрос, чем занимается твой отец. Можно принести результаты труда и показать. Что бы он смог принести, если бы мне пришлось остаться на прежней работе? Слезы тех, кто потратил всю свою жизнь на не имеющее значение для вечной жизни сидение в офисе?» – смеется Овсянников.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать