Стиль жизни
Бесплатный
Фабио Аттаназио

«Авиация в крови у Breitling», - уверен мастер высшего пилотажа Найджел Лэм

Что связывает часовую компанию и чемпионов по воздушным гонкам
Чемпионат США по воздушным гонкам, в рамках которого прошла презентация хронографа Cockpit B50, проводится в Рино (штат Невада, США) с 1964 г.

«Breitling не использует авиацию для продвижения своей продукции, потому что авиация у него в крови», – заявил мастер высшего пилотажа Найджел Лэм на церемонии открытия Национального чемпионата США по воздушным гонкам в Рино, штат Невада.

Компания со штаб-квартирой в Гренхене (Швейцария) является спонсором чемпионата с 2004 года. Это единственное шоу подобного рода в мире, место встречи летчиков и любителей авиации с мощными машинами, среди которых есть одноместные, ультралегкие и множество других. Но у всех этих летательных аппаратов есть одна общая черта: они способны совершать в воздухе кульбиты на грани возможного.

Воздушные гонки проводятся с 1964 года, когда ветеран Второй мировой войны Билл Стед организовал первое шоу неподалеку от Рино в пустыне Невада. С тех пор соревнования в Рино превратились в крупнейшее авиационное событие на планете, привлекающее более 200 000 зрителей со всего мира и приносящее более $80 млн в местный бюджет. Состязания проходят каждый год в сентябре.

Самое зрелищное выступление в пустыне Невада – пилонные гонки, когда самолеты пролетают всего в нескольких метрах от земли на скорости 800 км/ч. Никаких спецэффектов – только талант и серьезная работа пилотов. Найджел Лэм, владелец пяти самолетов для выполнения фигур высшего пилотажа, сотрудничает с Breitling 15 лет. В полете, говорит он, помимо вполне объяснимого чувства свободы испытываешь еще и ощущение собственной избранности. «Я счастлив, ведь я с самого детства, когда еще лазил по горам дома, в Африке, чувствовал непреодолимое желание сорваться с вершины, как птица. Нет, вовсе не для того, чтобы разбиться насмерть, – улыбается он. – Я мечтал преодолеть земное притяжение!»

В чем секрет его успеха? «Решимость в достижении цели, потому что одного таланта тут недостаточно. Чтобы чего-то добиться, надо много работать», – отвечает Лэм. А по поводу философии Breitling его мнение таково: «Их задача – сделать часы, сложные технически, но удобные и простые в использовании, как, например, Navitimer World: в этом хронографе есть усложнения, но пользоваться им очень легко».

На этот раз в чемпионате принял участие мастер высшего пилотажа Дэвид Мартин, уроженец Техаса и большой специалист в области воздухоплавания. Его дед и отец были летчиками гражданской авиации, а сам он постоянный участник воздушных гонок в Рино. На самолетах летает с 16 лет. В сотрудничестве с Breitling Дэвид разработал фигуру высшего пилотажа Breitling Tourbillion, представляющую собой набор поворотов и вращений.

В прошлом году в рамках чемпионата в Рино были представлены часы Cockpit B50 – многофункциональный электронный хронограф с аналогово-цифровым дисплеем. Часы приводит в действие система SuperQuartz, которая в десять раз точнее обычного кварца. По мнению Марка Келли, астронавта НАСА и капитана ВМФ в отставке, в полете важно знать три вещи: время, расстояние и скорость. Новый Breitling фиксирует продолжительность полета, а также запоминает время взлета и посадки, что делает его для любого летчика идеальным партнером, способным справиться с самыми трудными заданиями.

Впрочем, этим достоинства прибора не исчерпываются. Подсветка циферблата включается простым встряхиванием руки, как если бы вы всего лишь хотели проверить время. «Для будильника предусмотрена вибрация. Часы подойдут даже тем, кто летает в космос», – восхищается Марк Келли.

У Келли, уроженца Нью-Йорка, длинный послужной список: в 1991 году он выполнял ответственное задание в Ираке и участвовал в четырех космических миссиях. Самая замечательная черта B50, считает он, точность – ведь погрешность хода хронографа составляет не более секунды в месяц!

«Хронограф обладает широким набором функций и удобен в использовании», – рассказывает Жан-Поль Жирарден, вице-президент Breitling. В мир часового производства Жирардена привели страсть и семейная традиция: часовщиками были его дед и отец. Инженер-механик по специальности, он некоторое время работал в американской компании Honeywell, потом решил продолжить образование и поступил в магистратуру Женевской бизнес-школы, а затем устроился на работу в Swatch Group менеджером подразделения по производству корпусов. Через несколько лет перешел в Breitling. Все получилось почти случайно. «Меня пригласил тогдашний владелец компании, мой друг и ровесник. В тот момент он как раз унаследовал бизнес от отца», – объясняет Жирарден.

Механизмы для часов Breitling собирают только в самой компании, а детали, которые она не производит, приобретают у признанных производителей. «Мы закупаем только ремешки, корпуса, стрелки и циферблаты, причем у фирм, которые на этом специализируются, потому что считаем важным развивать взаимовыгодные связи в промышленном секторе Швейцарии», – подчеркивает Жирарден.

Функциональность, точность, надежность и «сильный» дизайн – вот краеугольные камни философии Breitling, которая всегда опиралась на прочную, реальную связь между имиджем компании и авиацией. С начала 1930-х годов фирма производила хронографы для гражданских и военных самолетов, а в 1994 году по заказу итальянской пилотажной группы Frecce Tricolori разработала культовые часы Chronomat.

Компания Breitling, девиз которой «Простые решения сложных проблем», относительно невелика по сравнению с другими часовыми производителями: из 400 ее сотрудников примерно половина трудится на производстве. Другую половину составляют офисные работники. Кстати, Breitling – единственная компания, где производство полностью подотчетно COSC – Швейцарскому институту тестирования хронометров, который проводит проверку точности и надежности наручных часов в Швейцарии. Главный рынок компании – Европа (бренд хорошо знают и любят в России – недавно в Москве у марки открылся магазин). На втором месте США.

Как ни удивительно, но у Breitling нет четко определенной целевой аудитории: поклонниками марки являются не только летчики и работники авиапрома, но и люди, с авиацией не связанные. «Главное, что их объединяет, – это сильный характер», – подчеркивает Жирарден. Сферы применения Breitling так же разнообразны, как и ее продукция: часы марки хорошо сочетаются с официальным костюмом и идеально подходят для технического дайвинга.

Компания ориентирована на долгосрочные, а не на сиюминутные проекты, а ее сравнительно небольшие масштабы позволяют руководству быстро принимать решения, незамедлительно реагируя на потребности рынка и изменение конъюнктуры.

Впрочем, у этой ситуации есть и оборотная сторона: здесь не имеют права на ошибку. «Как в авиации», – подчеркивает Жирарден, сам мастер высшего пилотажа. Пилоты, с которыми мы говорили, разделяют это мнение. И каждый раз, возвращаясь на землю после успешно выполненного задания, они испытывают чувство удовлетворения. Потому что, уверен Жан-Поль Жирарден, «в авиации нет места середнячкам».

Перевела Елена Туева

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать