Статья опубликована в № 3808 от 09.04.2015 под заголовком: Чувства наизусть

Ланг Ланг сыграл в Филармонии и по ТВ

Китайский пианист помнит наизусть все, даже чувства
Ланг Ланг был в ударе
Пресс-служба Московской филармонии

Московская филармония и телеканал «Культура» заставили страну отбить ладошки сольным концертом мировой звезды пианизма – 32-летнего китайца по имени Ланг Ланг (или Лань Лань), который выступал на Олимпиаде, внедрил Седьмую сонату Прокофьева в саундтрек компьютерной игры, играл с группой Metallica и личным примером приобщил к клавиатуре детей всего Китая.

От природы непосредственный и тонкий, благодаря труду феерически виртуозный (и в мелкой, и в крупной технике), он не сходит со сцен, экранов и обложек без малого 15 лет – хотя срок годности чуда истек.

Драматургия концерта причудливым образом воссоздала творческий путь музыканта – от юношеской свежести к откровенной эксплуатации ранее найденного в зрелости. «Итальянский концерт» Баха, открывавший программу, был сыгран по-концертному продуманно – все звуковые и темповые контрасты этой объективной музыки оказались выпукло подчеркнутыми. Но уже во «Временах года» обнаружилась главная проблема – при всей немалой (предварительно установленной) широте эмоционального диапазона, от бурного восторга до крайней тоски, чувство не рождалось здесь и сейчас.

Выученные и зафиксированные эмоции вкупе с манерой игры производили совсем уж комичное впечатление в четырех Скерцо Шопена, составивших второе отделение. Экстремальные темпы и взвинченная энергия быстрых эпизодов делали их похожими один на другой – равным образом медленные поэтичные эпизоды в средних частях звучали как версии одного и того же зазубренного объяснения в любви.

Гербарий некогда живых чувств был презентован и в бисах: заезженно лирический фрагмент из «Танцев Давидсбюндлеров» сменила цветистая китайская «Весенняя увертюра» (вот за нее спасибо), а к сопливому Интермеццо мексиканского композитора Мануэля Понсе примкнуло безвкусно, хотя и очень быстро, сыгранное Рондо alla turca Моцарта.

Если выступления Ланг Ланга еще могут кого-то приохотить к классике, то он – полезная фигура. Для остальных китайский виртуоз скорее представитель классики в поп-культуре (в советском варианте таким был Николай Петров), нежели ее собственный герой.