Статья опубликована в № 3862 от 30.06.2015 под заголовком: Победа над Зимним

Заха Хадид изменила большой зал Зимнего дворца

Там открыта большая выставка самой яркой звезды современной архитектуры
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Первая женщина, удостоенная Притцкеровской премии (главная архитектурная награда была вручена ей в 2004 г. в Эрмитажном театре), Заха Хадид получила для выставки в свое полное распоряжение Николаевский зал. Один из главных в Зимнем дворце, он еще ни разу не подвергался такой радикальной трансформации, разом делающей несущественным весь ампирный декор с люстрами. Архитектор покусилась на стройный порядок дворцовой архитектуры, решительно изменив ось симметрии: чтобы осматривать экспозицию так, как она задумана Захой Хадид, зритель должен попасть на выставку через дверь посередине боковой Романовской галереи.

Объем самого зала рассечен надвое по высоте, и новое пространство, которое возникает на уровне глаз, образуют широкие параболы выставочных стендов, стянутых между собой балками. Выставочный дизайн создает в большом зале напряжение и сразу дает понять, что все показанное здесь решительно порывает с традицией, – повести себя так способен только настоящий авангардист. Эпиграфом к творчеству Хадид выбран «Черный квадрат» Малевича из эрмитажной коллекции, висящий при входе: русские художники-авангардисты, первыми преодолевшие в искусстве земное притяжение, до сих пор сохраняют свою важность для архитектора. Центральную диагональ зала образует плотная линия макетов, планов, фотографий зданий, построенных Захой Хадид, – от самых ранних до последних, как «Ванцзин сохо» в Пекине.

Любимый Малевич

Заха Хадид изучала архитектуру в лондонской Архитектурной ассоциации. Там Рем Колхас увлек ее идеями русского авангарда. Дипломная работа Хадид – проект моста через Темзу – называлась «Тектоник Малевича».

Эволюция формы становится основным сюжетом этой выставки. Текучие линии, интерьеры, в которых можно легко потеряться, небывалые прежде обводы и криволинейные поверхности – вот все то, что делает узнаваемой архитектуру Хадид и мгновенно отличает ее от других. Продолжение естественных природных форм в союзе с современной вычислительной мощью, получившее название «параметрическая архитектура», позволяет создавать сколь угодно сложные объекты. Все произведения Захи Хадид объединяет одно качество – их скульптурность.

Эрмитаж уже не в первый раз показывает современных архитекторов-звезд (два года назад в том же самом зале прошла выставка Сантьяго Калатравы), однако в рамках музейной ретроспективы на первый план выходят не постройки, а художественная одаренность зодчего. Архитектура Хадид такова, что ее нужно переживать изнутри, она требует личного присутствия, а судить только по макетам, читать и понимать планы может далеко не всякий зритель. Вместе с тем представлять Заху Хадид именно как художника – благодатное дело, потому что в деятельности ее бюро дизайн занимает не меньшее место, чем архитектура. На выставке показаны самые различные предметы, от моделей автомобилей до посуды и обуви, все они несут те же черты ее стиля, как и здания. Мраморная скамья «Орхис» или семейство столов «Меркурик» рисуют в окружающем воздухе такую же невообразимую фигуру, как башни различных форм и размеров в инсталляции, решающей задачи по исследованию архитектурной типологии, – все проекты Zaha Hadid Architects обладают яркой формальной выразительностью и красотой.

Пусть время «звездной архитектуры», по мнению многих, прошло и ее творцов часто критикуют за искусственность в обращении с контекстом и завышенные гонорары, Россия, за редким исключением, осталась в стороне от мирового процесса. Проекты Захи Хадид планировались в начале нулевых в Москве, но построена была только вилла Capital Hill в окрестностях Барвихи и бизнес-центр Dominion Tower на Шарикоподшипниковской улице.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more