Стиль жизни
Бесплатный
Статья опубликована в № 3935 от 09.10.2015 под заголовком: Начальник хора

Писательница Светлана Алексиевич удостоена Нобелевской премии

Почти 30 лет русская литература не знала столь громкого мирового признания

Светлана Алексиевич – белорусская писательница, наполовину украинка, более 10 лет жила в Европе, но нет никакого сомнения, что она принадлежит к традиции русской литературы, причем в самых существенных ее качествах – внимании к больным общественным темам, интересе к человеческой природе, сострадании к человеческому несчастью.

«Общество насилия» – так определила писательница наш отечественный социум – уже негодует и обвиняет Нобелевский комитет в политизированности: в награждении писательницы видят укол режимам, как российскому, так и белорусскому, по отношению к которым у Алексиевич действительно нет иллюзий. Шведская академия называет другие причины, официальная формулировка такова: «За ее полифонические сочинения – монумент страданиям и мужеству в наше время».

Музыкальная аналогия не случайна: прозу Светланы Алексиевич и прежде сравнивали с концертом, а сама писательница определяет, к примеру, жанр романа «Цинковые мальчики» (1989) как «хор голосов» – он состоит из свидетельств офицеров и солдат, воевавших в Афганистане, вдов и матерей погибших.

Почти миллион

Величина Нобелевки в 2015 г. – 8 млн шведских крон ($953 000). Церемония награждения проходит по традиции в Стокгольме 10 декабря в день кончины основателя премии Альфреда Нобеля.

Другие книги писательницы также не выдуманы: «У войны не женское лицо» (1985), «Последние свидетели» (1985), «Зачарованные смертью» (1993), «Чернобыльская молитва» (1997), «Последние свидетели. Соло для детского голоса» (2004), «Время секонд хэнд» (2013) – все их нужно отнести к художественно-документальной прозе. Нонфикшн – одна из центральных территорий современной литературы вообще, и Шведская академия не смогла игнорировать автора, занимающего на ней одну из самых сильных позиций. «Ее творчество находится на грани документалистики и романа, это жанр, который еще ждет своей награды», – сказал незадолго до объявления лауреата редактор шведской газеты Dagens Nyheter Бьорн Виман.

Шведская академия отметила тенденцию времени, отдав награду романисту, не изобретающему миров, не рассказывающему выдуманных историй, – но писателю, вынимающему свой материал из гущи самой жизни, дающему слово героям всех социальных слоев и организующему факты сырой действительности в профессионально отточенную композицию. Важен и еще один мотив: Алексиевич не занимается языковыми играми, ее проза, ясная и продуманная, мало теряет в переводе. Но это и не проза журналиста. «Описывая людей советского времени, постсоветского, она перешагнула границы журналистики, создав совершенно какой-то новый литературный жанр. Она просто замечательный писатель!» – так оценила литературную уникальность Алексиевич постоянный секретарь Шведской академии Сара Даниус.

Нобелевку Алексиевич нельзя расценить иначе, как выдающийся успех, особенно если вспомнить, кто из русских писателей получал эту премию в свое время: Иван Бунин (1933), Борис Пастернак (1958), Михаил Шолохов (1965 г. – тут приходится говорить о спорности награждения, слишком много существует сомнений в авторстве «Тихого Дона»), Александр Солженицын (1970), Иосиф Бродский (1987). Со времени последнего события прошло 28 лет.

Как это нередко случается, западный мир оценил вклад автора в литературу, опередив отечественный. В Белоруссии, куда недавно вернулась Светлана Алексиевич, ее не издают, хотя читают. В прошлом году писательница была одним из самых возможных кандидатов на российскую премию «Большая книга» – номинировался ее последний сборник о годах перестройки «Время секонд хэнд», однако премию не получил. Тем временем мировое признание писательницы нарастало. Нобелевка могла бы достаться ей еще в 2013 г., но тогда предпочли канадку Элис Монро. В последние годы Алексиевич получила две премии: Премию мира немецких книготорговцев (2013) и Офицерский крест ордена Искусств и литературы (Франция, 2014). Сегодня всем, кто приветствует или осуждает награждение писательницы, придется согласиться с одним: ее признание – объективный факт.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать