Стиль жизни
Бесплатный
Дмитрий Савельев
Статья опубликована в № 4093 от 10.06.2016 под заголовком: «Кинотавр» пока забавен

«Кинотавр» пока забавен

Сочинский фестиваль открылся грациозным и забавным конферансом Ренаты Литвиновой. И в забавностях преуспел больше, чем в грациозности

Сначала показали гендерный альманах «Петербург. Только по любви», в котором семь режиссеров исключительно женского пола и не одинаковой, но все же известности высказались в близких им жанрах и стилях на лирическую тему, включающую, в том числе, тему петербургскую. Альманахи уже не первый год в ходу на кинорынке, коллективное объяснение в любви городу – формат испытанный, и Петербург в этом смысле ничем не хуже Нью-Йорка с Парижем. К тому же так называемая северная и условно культурная столица сегодня остро нуждается в восстановлении своей некогда славной кинематографической среды, о чем авторитетно заявил с сочинской сцены один из создателей альманаха, продюсер Сергей Сельянов. При этом он имел в виду не только бледную тень некогда великой школы, но и прозаическое кинопроизводство, которое хорошо бы вырвать из монопольных рук Москвы и раздать всей стране, а уж Петербург в первую очередь не обидеть.

Символ грядущей радости, знаменитый ленфильмовский Медный всадник в лучах прожекторов, украсивший титры альманаха, в новой бодрой лакокрасочной версии показался мне, признаюсь, несколько вульгарным, но продюсеру Эдуарду Пичугину, конечно, виднее, как должно выглядеть культурное и прочее воскрешение вверенной ему студии.

В самой идее множественного женского взгляда на человеческое одиночество средь питерских болот, посетившей продюсера Наталью Дрозд и поддержанной ее старшими коллегами Сельяновым и Пичугиным, лично я никакого нездорового сексизма не нахожу. Петербург – город традиционно мужской; в екатерининские времена худшая половина местного человечества количественно в несколько раз превышала лучшую. Предоставить дамам право голоса именно здесь и именно сейчас, когда режиссура из слова женского рода активно превращается в женскую профессию, – затея разумная и сулившая дивиденды.

Школа комедии

Жора Крыжовников выступил на «Кинотавре» с лекцией, обещанной, но не прочитанной на омском «Движении», о комедии положений, комедии характеров и приемах советских мастеров обоих направлений. Желающие узнали наконец, чем Леонид Гайдай отличается от Георгия Данелии, а эскапады Семена Семеновича Горбункова – от обстоятельств жизни сантехника Афони.

Другое дело, что конструкция вышла небезупречной. Во-первых, громоздкой: большинству участниц захотелось высказаться сполна, т. е. полнее, чем позволяют рамки короткой новеллы, и суммарные два часа по факту все же чрезмерны. В основание не вполне, на мой взгляд, оправданно положена новелла Натальи Кудряшовой, дебютировавшей год назад умными «Пионерами-героями». А тут уставшую от жизни экскурсоводшу средних лет заново приводят в чувство индеец-экскурсант с его трактовкой конной композиции Аничкова моста и девочка-экскурсантка с ее неподдельным интересом к конским гениталиям и якобы изображенным на них лицам. Все это выглядит довольно умозрительно, задает не самый бодрый тон – и на последнюю новеллу, где Рената Литвинова изысканно резвится с мифом Иосифа Бродского, сил уже реально не хватает, что обидно.

В общем, самой удачной показалась мне новелла Оксаны Бычковой про любовь, которая сильнее обмана, с Александром Палем и Надеждой Лумповой в главных ролях. Хотя лжешаман Михаил Боярский, бьющий в бубен над Анной Михалковой, осыпающий ее мукой и разбивающий куриные яйца ей на живот в качестве приворотного средства, – этот аттракцион из новеллы Авдотьи Смирновой дорогого стоит.

В первом конкурсном фильме, «Хорошем мальчике», жизнь и вовсе забавами и причудами полна, причем забавы эти не вульгарны, комедия не теснит здесь историю взросления, а заключает с ней удачный союз, и я не разделяю ворчания эстетов, не обнаруживших в новой работе режиссера Оксаны Карас следов лабораторного поиска. Очевидно, что программа «Кинотавра» по большей части состоит из фильмов, авторы которых мечтают завоевать побольше зрителей, при этом оставшись собой, и режиссер Карас, на мой взгляд, в этих намерениях успешна. Фантазийный мир истории про школьника Колю Смирнова и его пубертатные чувства, в том числе к учительнице английского, не чужд смелых проявлений, каковые прежде в отечественном кино этого направления не приветствовались. Но запретный поцелуй тинейджера с «англичанкой» и прочие шалости, придуманные для персонажей «Хорошего мальчика» сценаристами-остроумцами Михаилом Местецким и Романом Кантором, оскорбить могут только записных зануд, чью бронь не пробить даже актерскими соло Константина Хабенского (папа-ботан), Михаила Ефремова (школьный директор-ходок), упомянутого Паля (тайно влюбленный учитель информатики) и Семена Трескунова, не переплюнувшего себя же в «Призраке», но в главной роли хорошего мальчика не оплошавшего.

В жанре соло и по части опять же забав всех оставил позади Гоша Куценко в своем режиссерском дебюте «Врач» о провинциальном нейрохирурге, который спасается от тягот дела, коему служит, напускным веселым цинизмом, любовными поползновениями по месту работы и коньяком на крыше по ночам. В главной роли – сам Куценко, художественное явление, как известно, мощное, причем настолько, что при тотальном экранном присутствии эта мощь бьет наповал, особенно во всеоружии беспрестанных прибауток. К финалу станет ясно, зачем все это шутовство так нагнетается, но до финала еще надо дожить, а это не всем в сочинском зале удалось.

До финала нынешнего «Кинотавра» дожить легче – осталось несколько дней, и они обещают быть нескучными – хотя бы потому, что на эти дни припасены главные фавориты конкурса: «Ученик» Кирилла Серебренникова и «Зоология» Ивана Твердовского.

Сочи

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать