В «Игре престолов» почти не осталось злодеев

Закончился шестой сезон популярного телесериала. Он стал сезоном возмездия
Дейенерис Таргариен (Эмилия Кларк) и ее дракон – супероружие в борьбе за Железный трон Семи королевств

Раньше они слишком часто умирали, теперь слишком часто оживают. Воскрес Лорд командующий Ночного дозора Джон Сноу, что не стало сюрпризом – как и то, что воскрешение было поставлено с очевидными христианскими аллюзиями (да еще серия выпала аккурат на православную Пасху). Но вот возвращение Сандора «Пса» Клигана оказалось полной неожиданностью – ведь мы уже почти забыли его обезображенное ожогом лицо и суровый бойцовский характер. Многих возмутил побег из Винтерфелла Сансы Старк и Теона Грейджоя – точнее, тот факт, что оба упали с большой высоты и даже ничего себе не сломали. Не менее живучей оказалась маленькая Арья Старк, послушница секты Безликих, которую не убили страшные кинжальные ранения в живот.

Конечно, странно упрекать в недостатке реализма сериал, в котором есть магия, драконы и нежить, но череда чудесных возвращений уменьшила тщательно спланированный эффект от воскрешения Джона Сноу. Если воскресают все, кому не лень, событие перестает быть исключительным.

Своя жизнь

Сериал «Игра престолов» уже сильно разошелся с литературным первоисточником – циклом романов Джорджа Р. Р. Мартина «Песнь льда и пламени». В шестой сезон вошли эпизоды и сюжетные линии уже опубликованных книг «Пир стервятников» и «Танец с драконами», а основная канва – первая часть книги «Ветра зимы», существующей пока в черновом варианте. Но многое сценаристы-продюсеры Дэвид Бениофф и Дэн Вайс досочинили сами, а содержание седьмого сезона будет в основном оригинальным – придуманный Джорджем Мартином мир все меньше подчиняется своему создателю.

После нескольких серий шестого сезона стало очевидно, что сценаристы и продюсеры начали экономить персонажей, которых прежде так щедро пускали в расход к ужасу и восторгу аудитории. В последней серии мы вроде бы распрощались (в числе прочих) с хитрой Маргери Тирелл, но это не факт – контракт исполнительницы роли Натали Дормер продлен на седьмой и возможный восьмой сезоны. Как и контракты всех главных звезд суперпопулярного фэнтези-шоу – Питера Динклейджа (Тирион Ланнистер), Кита Харингтона (Джон Сноу), Эмилии Кларк (Дейенерис Таргариен), Николая Костер-Вальдау (Джейме Ланнистер), Лены Хиди (Серсея Ланнистер), Софи Тёрнер (Санса Старк) и Мейси Уильямс (Арья Старк). То есть, если тот или иной из ключевых персонажей нездоров, а этот вдруг умрет, это еще не повод прощаться, всякое теперь бывает, удивить или шокировать зрителя все труднее, а утомить все легче.

К середине сезона даже у преданных поклонников возникло ощущение, что сериал выдохся. Появились проходные эпизоды, а мощный финал был, пожалуй, только у серии, в которой Дейенерис во второй раз вышла невредимой из огня, спалив степных вождей-кхалов и уничтожив, таким образом, царивший в кочевом кхаласаре патриархат (тут могли бы возмутиться антропологи, но их никто не спросил). Оказалось, однако, что вялая середина шестого сезона – лишь передышка, затишье перед бурей девятой серии.

Эпизод «Битва бастардов» стал одним из самых сильных (если не самым) во всем сериале. Показав, во-первых, умение режиссера Мигеля Сапочника ставить великолепные батальные сцены, которым должны завидовать постановщики большого кино. А во-вторых, продемонстрировав взрывной эффект, к которому способна подвести лишь длинная сериальная дистанция.

Серия началась со сражения за Миэрин, в котором драконы Дейенерис сожгли флот работорговцев, – и это было только разогревом. Кульминацией, конечно, должна была стать (и стала) заявленная в названии битва бастардов – армий двух незаконнорожденных, Джона Сноу и Рамси Болтона, а значит, добра и зла, благородства и подлости. Вообще-то в мире «Игры престолов» такое случается нечасто: большинство главных героев объемны и неоднозначны, у всех своя правда и свои ошибки. Но садист Рамси Болтон с безумным взглядом и мокрыми губами, резавший людей по кусочкам и сдиравший с них кожу живьем, был воплощением чистого зла. Актеру Ивану Реону удалось создать персонаж, вызывавший редкостное омерзение. Зрители ненавидели Рамси шесть лет, а он все здравствовал и зверствовал. Тетива ожидания мести натянулась до предела. Рамси мало было убить, его требовалось убить с тем же изощренным садизмом, какой был свойствен ему самому, и авторы справились с этой задачей, доверив расправу Сансе. Теперь мы надолго запомним ее улыбку.

А также улыбки Серсеи и Арьи – каждая из них тоже свершила давно задуманную месть.

Возмездие оказалось одной из главных тем шестого сезона. В итоге мир «Игры престолов» практически лишился злодеев. Но это не значит, что он лишился конфликтов. Просто отныне мы, кажется, больше не сможем переживать за хороших в их справедливой войне против плохих (во всяком случае, если эти плохие – люди). Теперь у всех претендентов на Железный трон Семи королевств своя правда и свои травмы, все достойны сочувствия. Хотя остаются Иные – Белые ходоки и их армия мертвецов к северу от Стены. Вопрос в том, сможем ли мы ненавидеть их так же люто, как Рамси Болтона или Уолдера Фрея, устроившего «Красную свадьбу». Все-таки мертвые вряд ли способны на то зло, на какое способны живые.