Статья опубликована в № 4115 от 13.07.2016 под заголовком: Леннон, сын Леннона

Шон Леннон спел сразу за The Beatles и за Pink Floyd

В дебютном альбоме дуэта The Claypool Lennon Delirium он объединился с Лесом Клейпулом, своей противоположностью

Представьте себе, что Джон Леннон в конце 60-х решил записать альбом с басистом и композитором Pink Floyd Роджером Уотерсом. Нам сейчас это кажется непредставимым, потому что The Beatles и Pink Floyd принадлежат к разным музыкальным эпохам, как, скажем, Моцарт и Бетховен. Но в действительности Джордж Харрисон, младший из ливерпульской четверки, был одногодкой Уотерса, а прорывной битловский Sgt. Pepper лишь на два месяца одного и того же 1967 года опередил дебютный пинкфлойдовский Paper at the Gates of Dawn, причем записывались оба альбома на студии «Эбби-Роуд» почти параллельно.

Как известно, после распада The Beatles самому харизматичному и знаменитому британскому рок-музыканту стало не до экспериментальных коллабораций: он погрузился в семейную жизнь, политический активизм и решение психологических проблем (первыми двумя факторами спровоцированных), а после рождения в 1975 г. сына вообще ушел в затворничество, которое разомкнул лишь за несколько недель до своей трагической гибели.

И вот сейчас, почти 50 лет спустя, этот самый сын – Шон Леннон – образовал с другим сочиняющим и поющим бас-гитаристом, Лесом Клейпулом, дуэт под незамысловатым названием The Claypool Lennon Delirium и выпустил альбом Monolith of Phobos («Монолит с Фобоса»), наконец-то дающий представление, насколько интересной могла бы стать полноценная ленноновская психоделия.

Конечно, говорить так не очень корректно. Не только по отношению к 41-летнему Шону Леннону, вот уже четверть века понемножку записывающему альбомы – поначалу со своей энергичной мамой Йоко Оно, потом с другими деятелями рок-элиты, в которую он вхож с рождения. Но и, что существеннее, по отношению к совершенно оригинальному музыканту, 53-летнему Лесу Клейпулу, сразу узнаваемому по резко акцентированной фанковой манере игры на басу, одному из создателей группы Primus, широко известной в узких кругах (полная противоположность Леннону, которого знают все, по крайней мере по имени).

Но все-таки надо признать, что некоторый грубый смысл в таком уподоблении есть. С одной стороны, сам Клейпул на официальном сайте проекта с первых же слов сообщает, что его партнер Шон, «безусловно, отражает свою генетику – не только восприимчивость отца, но и склонность к абстракциям и уникальные подходы матери». А от себя добавим – и сразу узнаваемый ленноновский голос, который, кстати, унаследовал и его старший сводный брат Джулиан.

А с другой – с первых же тактов первой заглавной композиции слушатель узнает что-то хорошо знакомое: перекличку с первыми тактами песни Astronomy Domine («Астрономия господня» – обратим также внимание на перекличку космической тематики), с которых в 1967 г. начиналась первая пластинка Pink Floyd.

Нет, конечно, диск Monolith of Phobos – это ни в коем случае не перепевка и не «Современник-2». Все 11 песен альбома, включая инструментальную коду There’s No Underwear In Space («В космосе не носят белья» – возможно, это намек на известный запрет, установленный на съемках первых «Звездных войн»), совершенно оригинальны. Но невозможно отрицать: дух звездного конца 1960-х густо наполняет этот альбом.