Стиль жизни
Бесплатный
Денис Корсаков
Статья опубликована в № 4221 от 09.12.2016 под заголовком: Плохому Санте стало хуже

Плохому Санте стало хуже

Продолжение хулиганского хита 2003 года с Билли Бобом Торнтоном в образе похмельного грабителя в рождественском костюме оказалось грубым, но уже не смешным

Уилли Соук не просто плохой Санта, а худший из всех, каких можно вообразить. Он законченный бабник, сквернослов и преступник. Он насквозь пропитан виски. Он не хочет жить и за первые 10 минут «Плохого Санты – 2» предпринимает две попытки самоубийства – разумеется, неудачные (нелепо было засовывать голову в духовку, учитывая, что она электрическая). У него нет друзей. У него есть подельник – чернокожий карлик, с которым они на пару изображают Санта-Клауса и эльфа, а еще совершают ограбления. Проблема с карликом в том, что он склонен к предательству, но приходится общаться с ним, вариантов нет: Уилли мало кому нужен на этом свете.

Три статуэтки

Среди актеров, занятых в фильме, – три лауреата «Оскара»: Кэти Бейтс получила статуэтку в 1991 г. за «Мизери», Октавия Спенсер – в 2012-м за «Прислугу», Билли Боб Торнтон – в 1996-м за сценарий фильма «Отточенное лезвие». Как ни парадоксально, актерского «Оскара» у Торнтона нет до сих пор (он номинировался за главную роль в том же «Лезвии» и за роль второго плана в «Простом плане» Сэма Рейми, но приз так и не получил).

2016-й стал годом сомнительных сиквелов, которые лучше было бы вовсе не снимать: в прокат вышли (и провалились) «Падение Лондона», «Алиса в Зазеркалье», «Белоснежка и охотник – 2», «Иллюзия обмана – 2», «День независимости – 2», «Зооландер-2». Даже на этом богатом фоне за «Санту» особенно обидно. Первый фильм, снятый в 2003 г. Терри Цвигоффом, был в своем роде неотразим: Билли Боб Торнтон сыграл в нем блестящую роль, сценаристы Гленн Фикарра и Джон Рекуа после него стали звездами (и уже в качестве режиссеров поставили несколько симпатичных лент вроде «Я люблю тебя, Филлип Моррис»). Зачем нужно было возвращаться к этому сюжету 13 лет спустя – уже без Цвигоффа, Фикарры и Рекуа – вопрос, ответа на который не существует. Марк Уотерс, в прошлом неплохой режиссер, автор санденсовского хита «Дом, где говорят да» и комедии «Дрянные девчонки», пытается снять предельно грубую рождественскую комедию, но повторить трюк ему не удается. Циничный юмор, которым был полон первый «Санта», за 13 лет выветрился; Торнтон по-прежнему один из самых обаятельных голливудских актеров, но тут за него скорее неловко. Как и за отличную актрису Кэти Бейтс, выступающую в образе его мамаши (отвратительное слово «мамаша», но другого и не подберешь) – вульгарной толстухи, планирующей ограбление благотворительного фонда, руководитель которого нечист на руку. Самое теплое слово, которое находится у нее для сына, – «задротыш»; Уилли ненавидит ее и периодически поколачивает, что мало удивляет маргинальную мадам.

В какие-то моменты «Плохой Санта – 2» превращается почти в «фильм отвращения» – настолько неприятно смотреть на хороших актеров, вляпавшихся в этот проект и не разу не ощутивших подвоха. Как и в первом фильме, здесь море шуток про секс, но уже ни одной смешной. В картину возвращается толстый мальчик (Бретт Келли), который в первом фильме смог хоть как-то растопить сердце героя. Сейчас ему 21 год, пора уже лишаться девственности, и Уилли сводит его с проституткой (Октавия Спенсер), но ничего путного, конечно, из этого не выходит: мальчик вырос несколько более придурковатым, чем рассчитывали зрители первой картины. Уилли детально объясняет ему, как происходит совокупление у взрослых людей, и эту лекцию хочется как можно скорее расслышать обратно. То же самое применимо к подавляющему большинству произносимых им реплик: на этот раз он, к сожалению, действительно плохой, очень плохой, скучный, грубый, вульгарный Санта. Которому все-таки следовало установить дома газовую плиту.

Автор – специальный корреспондент «Комсомольской правды»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать