Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Кабанова
Статья опубликована в № 4223 от 13.12.2016 под заголовком: Потухший «Взгляд»

Ирина Нахова показала среди картин Пушкинского музея свое видео

Ее выставка «Взгляд» пытается объяснить, как надо смотреть живопись

Внедрение современного художника в постоянную экспозицию музея старого искусства само по себе дело привычное и осуществляется по-разному. «Взгляд» Ирины Наховой – пример вполне деликатного вторжения в мир, где редко что-то меняется. Всего семь ее видеоработ размещены среди картин Пушкинского музея и могут даже остаться не замеченными спешащей музейной публикой. Как это ни странно, музей давно перестал быть местом спокойного созерцания. Отстояв долгую очередь (и очевидно застоявшись) на популярную выставку, люди стараются увидеть как можно больше, ну и вообще размяться.

Вежливые и дерзкие

Примером аккуратного внедрения современного художника в классический музей можно считать выставку Вима Дельвуа, прошедшую в Пушкинском музее в 2014 году. Активное проникновение демонстрирует сейчас Ян Фабр в Эрмитаже.

Во всяком случае, в обычный, а не вернисажный день публика не задерживается у светящихся экранов, где изображение картин то совсем размытое, то сфокусированное на деталях, то частично закрытое лицами современных детей или взрослых. «Что это? В чем смысл?» – спрашивают проходящие мимо, не в силах смотреть на экран больше двух минут. Их можно понять: музей старого искусства – редкое место, где можно избежать экранного изображения, где нет необходимости вглядываться в «плазму».

На вопросы, что и зачем, музей дает ответ в брошюре, которую может взять любой заинтересовавшийся и прочитать пояснительный текст куратора выставки философа Елены Петровской. Она говорит о непонятности современному зрителю старого искусства, о том, что он занят «превращением живописи в рассказ». «Не будет преувеличением, – пишет она, – что живопись старых мастеров мы видим глазами своих мобильных телефонов и айфонов» – бегло, поверхностно. Нахова же в своих видеоизображениях известных картин старых мастеров воспроизводит внимательный взгляд, она рассматривает их в деталях. На экране с изображением, например, «Грехопадения» Лукаса Кранаха Старшего появляются и лица зрителей этой картины – Джона 57 лет из Лос-Анджелеса, Феликса четырех лет из Берлина и 30-летней петербурженки Александры.

Надо сказать, что происходящее на экране с этими людьми никак не связано. Хотя вот мне показалось, что сначала нам показывают, как смотрит картины пожилой Джон – не сводит глаз с прелестей обнаженной Евы, а маленький Феликс видит прежде всего сказочных зверей, а Александра заглядывается на пышные Евины кудри. Но, похоже, это зрительские домыслы. К тому же современное лицо появляется в произведениях «Взгляда» по-разному, вот в видеоинсталляции по «Портрету пожилой женщины» Рембрандта оно вдруг заменяет лицо героини. В общем, сделанное Наховой и красиво, и умно, и интересно. Другое дело, насколько уместно.

Тут надо честно признаться, что мне с выставкой «Взгляд» не повезло – из семи экранов во время моего посещения выставки были включены только три, про четыре черных смотрительницы ничего сказать не могли. И это довольно распространенная беда технологичных произведений в отечественных музеях. Экранов появляется все больше, но то они не работают, то плохо показывают. К тому же Пушкинский, бесперебойно запускающий новые проекты, похоже, с взятыми темпами не всегда справляется.

∆о 29 января

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать