Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 4236 от 09.01.2017 под заголовком: Компьютер с капюшоном

В прокат вышла экранизация игры Assassin's Creed

Ее парадокс – в стремлении к реалистичности

Для экранизации компьютерной игры нужны Милла Йовович и зомби, все остальное – от лукавого. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть киноверсии Doom, «Принца Персии», «Хитмена» и «Варкрафт», которые ужасны по-разному, но схожи в одном – в них нет Миллы Йовович. А значит, нет той слепящей бессмысленной красоты, какой сверкает любая «Обитель зла», когда Милла бьет живых мертвецов длинными ногами.

Нет ее и в фильме «Кредо убийцы» – первой экранизации компьютерной игры, в которой честно показано, как глупо выглядит игрок в азарте компьютерной рубки с врагами. Механическая рука поднимает героя Майкла Фассбендера в воздух, где он нелепо трепыхается, нанося удары невидимым тамплиерам. Дело в том, что Каллум Линч – потомственный ассасин: убийцами были его отец, дед, прадед, прапрадед и т. д. до пятидесятого колена. Но убивали они не просто так, а защищая Яблоко Эдема – как написал уважаемый британский критик, «один из худших макгаффинов в истории кино» (а макгаффин, как все помнят, – это бессмысленный предмет, которым во что бы то ни стало хотят обладать герои приключенческого фильма, триллера или боевика). В Яблоке Эдема содержались семена свободы воли, поэтому за ним столетиями гонялись тамплиеры, чтобы искоренить свободу и поработить человечество. В 2016 г. они нашли в тюрьме Каллума Линча, осужденного на смертную казнь за убийство, и виртуально отправили в XV век, чтобы узнать, где его далекий предок-ассасин спрятал Яблоко.

Свой сюжет

Сценарий фильма не повторяет ни один из сюжетов серии компьютерных игр Assassin’s Creed, выпущенных французской компанией Ubisoft. До приглашения в проект Майкл Фассбендер не только не играл в эти игры, но даже не знал об их существовании. Но идея противостояния ассасинов и тамплиеров привлекла актера, который хотел сняться в фэнтези.

Поэтому весь фильм у зрителя словно бы двоится в глазах, как если смотреть 3D без очков. В одном глазу – секретная лаборатория тамплиеров, где они производят опыты над потомками своих врагов ассасинов. В другом глазу – средневековая Испания (снятая на Мальте), где инквизиция сжигает еретиков, ассасины бегают от тамплиеров по крышам, бельевым веревкам и куполам соборов, а тамплиеры скачут по крышам прямо на лошадях, но все равно не могут догнать ассасинов, потому что их изображают лучшие мастера паркура.

Парадокс этой экранизации компьютерной игры в том, что она пытается быть как можно реалистичней. Вместо компьютерной графики – натурные съемки и опасные трюки: один бесстрашный каскадер даже установил новый кинорекорд прыжка в свободном падении, пролетев без страховки 38 метров. Костюмы ассасинов – ручной работы, причем больше всего художникам пришлось помучиться над формой капюшона, чтобы он выглядел точь-в-точь как у героя компьютерной игры. Актеры – выдающегося драматического мастерства, совершенно в этом фильме не нужного: Майкл Фассбендер, Марион Котийар, Джереми Айронс и Шарлотта Ремплинг играют персонажей, которым трое сценаристов так и не сумели придумать характеров.

Но Фассбендер хотя бы размялся физически – в большинстве боевых сцен он снимался без дублеров. И хотя до приглашения в проект никогда не играл ни в одну из серии игр Assassin’s Creed, вложил в экранизацию много сил: стал продюсером и позвал в картину не только Марион Котийар, но и режиссера Джастина Курзеля – все трое недавно вместе сделали киноверсию шекспировского «Макбета» в антураже суровой шотландской природы. Неудивительно, что и «Кредо убийцы» стремится к «аутентичности»: например, в Испании здесь говорят по-испански (с субтитрами). И если герои заявляют, что служат свету в темноте, то режиссер честно пытается снять их так, чтобы ничего не было видно. Например, напустив дыма как от костра с еретиком. В такие моменты очень хочется, чтобы из дыма вышла Милла Йовович и наконец уже поубивала всех тамплиеров ногами.