Статья опубликована в № 4240 от 13.01.2017 под заголовком: Реализм, суровый и искренний

Институт русского реалистического искусства превратился в стильный музей

Здесь радикально обновили дизайн и открыли выставку «Рассказы»

Институт русского реалистического искусства (ИРРИ) – частный музей, он существует пять лет и, несмотря на настораживающее название, работает и выглядит очень современно. Пристрастие его основателя Алексея Ананьева к искусству отечественному и фигуративному вовсе не означает любви к махровому соцреализму или сталинскому стилю, хотя они и представлены в экспозиции основательно. Буквально яркий (цвет стен в некоторых залах чрезвычайно активный) и современный дизайн, короткие и толковые экспликации, умная развеска делают музей современным и позволяют показывать самые одиозные примеры пропагандистского искусства как часть истории, а не восхваление репрессивного режима.

Ну и, конечно, музей делает качество представленной живописи – все картины в постоянной экспозиции интересны, многие очень хороши. Особенно на первом и втором этажах, где показывают искусство советское. Экспозиция третьего, с современными работами, кажется, еще не сложилась. С одной стороны, здесь можно увидеть довольно скучные, написанные недавно, но совершенно традиционные вещи, с другой – яркий гиперреализм с отличной подборкой картин Семена Файбисовича. На первых же двух этажах случайных, ничем не примечательных работ нет, это или хорошая живопись, или социальный феномен, или и то и другое одновременно.

В рабочий полдень

Институт русского реалистического искусства находится на территории бывшей ситценабивной фабрики Цинделя, превращенной в деловой центр «Новоспасский». Для сотрудников окружающих ИРРИ офисов музей организовал короткие экскурсии в обеденное время.

Разобраться в содержании музея помогает выставка «Рассказы», показывающая эскизы и документальные материалы к самым важным произведениям, выставленным в ИРРИ. Вот, например, фотография к популярной и широко воспроизводимой в свое время картине Василия Сварога «Климент Ворошилов и Максим Горький в тире Центрального дома Красной Армии». На картине веселый военачальник снисходительно смотрит на писателя-мазилу (счет поединка записан на доске за их спинами). На фотографии же видно, насколько Горький выше Ворошилова, как зол и решителен в исполнении своей роли, как подавлен лучший из ворошиловских стрелков. Отдельный сюжет картины и история художника Виктора Цыплакова. Рядом в экспозиции висят две его картины – эскиз к многофигурному полотну «Великому Сталину слава!» 1950 года и написанный на год раньше автопортрет, где любимый властями художник изобразил себя в постимпрессионистской манере шутом-безумцем, дующим в свистульку. А на выставке «Рассказы», в разделе про советскую «обнаженку» есть его картина «Тося», где голая немолодая натурщица лежит в позе, напоминающей о тициановской «Венере Урбинской», на фотографии рядом – грустный художник обреченно смотрит на натурщицу и холст. Проклиная, наверное, свой успех.

В коллекции Ананьева много поздних картин Гелия Коржева, они составили существенную часть прошлогодней персональной выставки художника в Третьяковской галерее. В «Рассказах» зрительское внимание остановлено на обнаженной «Квартирантке». «Была у меня давняя мечта – написать женское тело, придав ему социальный характер <...> Эпоху, на мой взгляд, лучше всего выражает не бытовой жанр, а женщина как социальное явление», – приводит пояснительный текст слова Коржева. А рядом висит огромная, вызывающе розовая тоже во всех отношениях мощная «Купальщица» Александра Дейнеки, одолженная ИРРИ Третьяковкой. Та же модель изображена в качестве спортсменки на сангине того же автора в постоянной экспозиции. Прикрытое трусами и майкой женское тело превращает «социальное явление» в чисто эротическое, чтобы не сказать похабное, художническое сочинение. Советское искусство – не однозначное, и мастерам его ничто человеческое не чуждо.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать