Статья опубликована в № 4254 от 02.02.2017 под заголовком: Нетонущий материк

В Вене поставили оперу Виктора Ульмана «Император Атлантиды»

Она написана в концлагере, хотя и не в том, где погиб композитор
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Сумасшедший император заперся во дворце, откуда ему удобнее править подданными, т. е. вести войну. Арлекин печалится, что никто над ним не смеется, это запрещено, Смерть в трауре: ее перестали бояться, о ней даже не думают.

Одноактная опера последователя Нововенской школы, ученика Арнольда Шенберга Виктора Ульмана (1898–1944) была написана в образцово-показательном концлагере-гетто Терезиенштадт. Ульман попал туда в 1942 г. В Терезиенштадте сохранялась культурная жизнь, ставились спектакли, проходили концерты; Ульман дирижировал и по-прежнему сочинял. Шли репетиции и эклектичного «Императора Атлантиды» (на самом деле он кайзер, название у нас традиционно переводится неточно). Но либретто художника и поэта Петера Кина звучало вызывающе – безумие власти, заставляющей людей убивать, вряд ли бы стало сценической темой даже в закрытом пространстве гетто. Авторы так и не дождались премьеры.

16 октября 1944 г. Ульмана отправили с женой в Освенцим, спустя два дня их удушили газом. Накануне этапа он передал партитуру библиотекарю гетто, премьера прошла лишь в 1975-м в Амстердаме. С начала 1990-х «Кайзера» часто играют, в Театре ан дер Вин его уже ставил легендарный Дьердь Табори. Новый спектакль – блестящий гротескный фарс Райнера Фирлингера, напоминающий об экспрессионистах. Жюльен Ванхут, дирижирующий Венским камерным оркестром, дополнил партитуру фрагментом мелодрамы Ульмана «Песни о любви и смерти корнета Кристофа Рильке». Среди солистов Молодежной студии Театра ан дер Вин выделяется исполнитель главной партии Маттео Лои, запоминается и Барабанщица – абхазская меццо-сопрано Анна Маршания (20.10.2016 «Ведомости» писали о ее Травиате). Художница Сюзанна Бем выстраивает действие на груде песка, из него в начале оперы взмывает под колосники дерево, в финале его сажают снова, поливают и украшают фотографиями, свечами и детскими игрушками. Искусство признает свое бессилие перед безумием мира и может лишь обещать, что ничего не забудет; память и язык – последнее, что у него есть.

2 февраля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more