Статья опубликована в № 4264 от 16.02.2017 под заголовком: Роза снова свежая

На сцене Российского молодежного театра показали балетный проект к Дню святого Валентина

Его гвоздем стала новая вариация на тему классического «Видения розы»

Проект с неказистым названием «Танцы о любви» прошел в День святого Валентина в Москве второй раз. В этом году его программа стала менее стилистически растрепанной: организаторы сфокусировали внимание на хореографии, которая родилась уже при жизни нынешних зрителей – самый старый из представленных номеров, фрагмент «Парка» Анжелена Прельжокажа, поставлен в 1994 г. Список участников, наоборот, стал шире – вместе с солистами Мариинского театра танцевали представители Большого и Пермского театров, Национального балета Кубы.

Наряду с «Парком», который устроители видят эмблемой собственного концерта и предполагают включать в программу ежегодно, показали уже известный в Москве дуэт из «Компании Щелкунчик» Жан-Кристофа Майо, фрагмент еще одного старого знакомца – спектакля «Дождь» Раду Поклитару; полюбившийся многим по телепроекту «Большой балет» номер Алексея Мирошниченко «Ноктюрн» (Ксения Барбашова и Александр Таранов отточили его до совершенства), новинку Владимира Варнавы «Ты – сливки в моем кофе» и «Лебедя» кубинца Даниэля Пройетто – ностальгическое объяснение в любви балетной истории, классике и собственным детским воспоминаниям.

На аллюзиях выстроена и открывавшая программу премьера – одноактное «Видение розы» Владимира Варнавы, вслед за Анжеленом Прельжокажем, Евгением Панфиловым, Тьерри Маланденом продолжившего переосмысление классического балета Михаила Фокина 1911 г. От оригинала в нем осталось несколько минут «Приглашения к танцу» Вебера и мотив девичьих грез. Десятиминутная миниатюра разрослась до сорока минут благодаря композитору Александру Карпову. В этом балете простодушная деваха, погадав на розе, залепляет ее лепестками глаза, засыпает и видит во сне брутального мужчину с голым торсом и в юбке с розовым подбоем. Петербургский танцовщик Александр Челидзе подарил хореографу и своему герою собственный хореографический язык, выработанный и отточенный годами, – соединение текучести и взрывной энергии, напоминающее плавящуюся сталь. Но там, где Фокин оставляет многоточие, у Варнавы лишь запятая – проснувшаяся героиня встречает свою мечту и учится существовать с ней в реальности.

Премьера «Видения розы» стала гвоздем программы «Танцев о любви». Для России заказ новой постановки организаторами концертов или фестивалей все еще практика уникально редкая. Поэтому организаторам проекта обеспечено внимание не только публики, но и интересных хореографов, все еще не перегруженных заказами от наших театров.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать