Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 4302 от 14.04.2017 под заголовком: Малыш и тачки

«Форсаж» удачно впал в детство

В восьмой серии популярной франшизы о гонках без правил сюжет построен вокруг спасения младенца, а герои чувствуют себя как в магазине игрушек

Его подменили! Авторы «Форсажа-8» делают невозможное допущение: Доминик Торетто идет против своих. Против тех, кого всегда называл семьей. Против всего, во что верил. Но мы же понимаем, что это ложная интрига. Герой Вина Дизеля не может быть плохим.

Выход на лед

Значительная часть действия «Форсажа-8» помещена в Нью-Йорк. А эпизоды с российской атомной подлодкой во льдах снимались в Исландии, где до «Форсажа», если верить imdb.com, так еще не взрывали.

Он крут, но добр. Суров, но нежен и сентиментален. Он стальной и плюшевый. А как он любит свою верную Летти (Мишель Родригес). Ведь не мог он ее променять на холодную стерву по имени Сайфер, гениальную хакершу с манией мирового господства. В команде Торетто тоже есть гениальная хакерша (Натали Эммануэль), которую рекрутировали в прошлой серии. Но Сайфер гениальнее, ее играет сама Шарлиз Терон, недавно бросавшая вызов мужскому миру в «Дороге ярости». И теперь Торетто на ее стороне.

Обычно в случае «Форсажа» хочется опустить сюжетные подробности и перейти сразу к трюкам. Но в восьмой серии слишком много смешного, чтобы пройти мимо. Тем более что почти все нелепости связаны с русскими. Во-первых, наш министр обороны, прилетевший по служебной надобности в Нью-Йорк, привез с собой ядерный чемоданчик. Во-вторых, на севере нашей страны какие-то сепаратисты захватили военную базу с атомной подлодкой. Российская армия бессильна, вся надежда на Дизеля. Он должен забрать подлодку у сепаратистов и не отдать ее Шарлиз Терон, которая сразу активирует ядерные боеголовки. А то, что у кого-то хватает смекалки долбануть по кораблю с ядерным оружием ракетой с тепловым наведением, сполна описывается выражением «слабоумие и отвага».

Но в логике «Форсажа» все это абсолютно нормально. Франшиза идет по пути постоянной эскалации безумия, а для сумасшедших трюков чем абсурднее повод, тем лучше. Главный вопрос перед каждой серией: ну что, что еще можно придумать про гонки без правил. С банковским сейфом на тросе уже гоняли. На танке – ха, само собой. И с парашютом на автомобилях прыгали. Серьезно, вы все еще надеетесь нас удивить? Да.

Рекламные ролики «Форсажа-8» дают базовое представление о том, от чего у зрителя отвиснет челюсть в этот раз. В первой ударной гонке используется «стальная баба», какой крушат здания, предназначенные под снос (предупреждение: читавшим законопроект о реновации московского жилья на этом эпизоде может стать плохо). Но это для затравки. Во второй ударной сцене Шарлиз Терон прицельно бьет по автопроизводителям, занятым разработкой беспилотного транспорта. Несколько кликов в пиратской программе – и весь передовой автопарк Нью-Йорка сходит с ума. Припаркованные машины срываются с места и пускаются за кортежем российского министра. Таранят полицейские автомобили. Падают с верхних этажей высотного паркинга. Вы все еще мечтаете о «Тесле»?

Ну и атомная подлодка. С ней заезды еще не устраивали.

Причем сам-то «Форсаж» прет на автопилоте. В смысле вообще все равно, кто за рулем. Прошлую серию снимал Джеймс Ван, позапрошлую Джастин Лин, новую – Ф. Гэри Грей (чтобы вспомнить, кто это, приходится гуглить). Но после каждого «Форсажа» хочется заметить, что трюковая составляющая фильма – это какое-то показательное посрамление бондианы и прочих «Невыполнимых миссий», с которыми «Форсаж» разбирается по-дворовому, по-гаражному. Да у нас выхлопная труба с ведро! В одной из сцен персонажи гадают, сколько лошадиных сил в машине Торетто. 1000! Да ну, не меньше 2000! «Нет, там все 3000!» – рубит Джейсон Стэтем, который в прошлой серии изображал плохого парня.

Но Стэтем, как и Дизель, не может долго притворяться плохим. Пободавшись для порядка с человеком-горой Дуэйном Джонсоном, которого уложил в больницу в «Форсаже-7», он переходит на правильную сторону.

А еще, как мы помним, Стэтем любит детей. Но теперь мы знаем то же самое и про Дизеля. В достоевском выборе между мировой гармонией и слезинкой ребенка его герой, ни секунды не сомневаясь, выбирает слезинку. А его банда на то и семья, чтобы это понять и простить. При этом сцена спасения младенца – одна из самых смешных. И разговор героя Стэтема с мамой, которую играет Хелен Миррен. Отличный комик Джейсон Стэтем, заметим в который раз.

И как-то все хорошо, правильно вышло с ребенком. Не только из-за ухода второго главного героя франшизы Брайана (актер Пол Уокер погиб до выхода седьмой серии): нетрудно догадаться, как назовут малыша. Но и потому, что одна из причин обаяния «Форсажа» – совершенно детский восторг перед тачками. Чем дальше, тем он откровенней: да мы же просто в магазине игрушек! – признаются герои, увидев очередной секретный суперавтопарк. «Форсаж-8» в этом смысле уже даже не «вау!», а просто «агу-агу!».

В прокате с 13 апреля

Читать ещё
Preloader more