Статья опубликована в № 4307 от 21.04.2017 под заголовком: Площади, башни, артишоки

Третьяковская галерея открыла выставку Джорджо де Кирико

Она дает отчетливое представление об одном из самых странных художников ХХ века
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Выставка «Джорджо де Кирико. Метафизические прозрения» невелика: сотня произведений художника, прожившего 90 лет и работавшего до старости, – не много. Но поскольку де Кирико всю жизнь повторялся – в сюжетах, персонажах, приемах, то и по собранной из семи музейных и частных коллекций выставке можно составить о нем отчетливое представление. И не только о достоинствах, но и о странностях творческого пути художника, оставшегося в истории мирового искусства.

Де Кирико кажется хорошо известным, настолько широко тиражированы его узнаваемые картины: пустынные площади вымершего города; натюрморты из странного набора предметов; манекены с лицами без черт, ведущие себя как люди. Однако в российских музеях есть только две работы де Кирико, в Москву его картины привозили в 20-х гг., так что представление об этом художнике, причисленном массовым зрителем к сюрреалистам, показ в Третьяковке может и изменить.

Свою метафизическую живопись, воспроизводящую не реальность, а чувства, ею вызванные, – печаль, тревогу, тайну, сверхъестественную суть вещей, де Кирико придумал за десятилетие до провозглашения сюрреализма, еще в 10-х гг. Самые прославленные картины этого периода – «Ностальгия по бесконечности» и «Песнь любви» находятся в недоступном для российского музейного партнерства нью-йоркском Музее современного искусства (MoMA). Но на московской выставке их дублируют написанные позже изображения напряженно пустынных площадей и натюрморты, загадочно соединяющие бюст Аполлона с резиновыми перчатками, башню – с железными артишоками.

Выставка строится не в хронологической последовательности, а тематически, рассказывая о разных направлениях его художественного поиска. И это естественно, поскольку так и работал де Кирико – ни с чем из своих находок не расставаясь. На протяжении жизни, например, вступая в диалог со старыми мастерами. И если в юности он был под влиянием Арнольда Беклина, то в зрелые годы подражал всем великим. На выставке можно увидеть его «Битву. Подражание Рубенсу» и «Спящую девушку. Подражание Ватто», и они легко разочаруют поклонников метафизики и сюрреализма.

Откуда привезли

В основе выставки работы из Фонда Джорджо и Изы де Кирико. К ним добавлены вещи из музеев и частных собраний. В том числе Давида Нахмада, именно он, как утверждает директор Третьяковки Зельфира Трегулова, владеет «Супрематической композицией» Казимира Малевича, проданной на Sotheby’s за $60 млн.

Итальянец, родившийся и взрослевший в Греции, вторую половину жизни живший в Риме, де Кирико не мог не обратиться к мифу, и Улисс, Орфей, Гектор с Андромахой, и головы античных статуй – герои его полотен, принимающие иногда странное обличье безглазых и безносых манекенов. Единственный жанр, где де Кирико не удавалось нагнетать странность и тайну, это автопортреты и портреты матери. Он писал их регулярно, и на выставке можно увидеть несколько.

Де Кирико оказал видимое влияние на многих художников ХХ в., в том числе на русских. Этому влиянию посвящена статья в каталоге куратора выставки Татьяны Горячевой, автора одной из лучших книг о Казимире Малевиче. Основатель супрематизма и его ученики что-то у де Кирико позаимствовали и найденное переработали, заметно его влияние и на Александра Дейнеку. Хотелось бы, конечно, увидеть развитие этой темы и на выставке.

Де Кирико, судя по ней, очень странный художник. Он мог писать сухо, словно раскрашивать рисунки, а мог очень фактурно, вызывающе живописно. Он делал грубые скульптуры и артистичные театральные костюмы. А самой впечатляющей его работой вдруг оказались неоакадемические и диковатые «Римлянки», как раз из собрания Пушкинского музея.

До 23 июля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more