Статья опубликована в № 4313 от 02.05.2017 под заголовком: Электрическое просвещение

В Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко вывели музыкальные формулы XX века

А заодно дали послушать, как звучит терменвокс

В программе концерта в недавно открытом Зале имени Моцарта соседствовали имена Льва Термена, Иосифа Шиллингера и Всеволода Задерацкого. Первый – известный физик-изобретатель и по совместительству музыкант, второй – композитор и музыковед, написавший 1640 страниц «Системы музыкальной композиции», третий – композитор, участвовавший в Первой мировой войне и писавший музыку в ссылках. Однако все они испытали давление советской машины, проехавшейся по биографии каждого. Как следствие – вычеркивание из культурной летописи страны и временное забвение.

Героем первого отделения концерта стал сконструированный Львом Терменом в 1920 г. электромузыкальный инструмент терменвокс, внешне похожий на большой радиоприемник. Играть на терменвоксе нужно стоя, не касаясь инструмента. Звуки возникают от особых движений рук в области специально установленных антенн, правой рукой регулируется высота звука, а левой – громкость.

Пользоваться терменвоксом не так просто, как кажется на первый взгляд (в концерте даже обыграли исторический анекдот про то, как это пытался сделать Ленин): нужно извлекать звуки точной высоты и следить за координацией. Наверное, поэтому лучше всего удаются терменвоксу кантиленные мелодии. Олеся Ростовская исполнила наряду с «Вокализом» Рахманинова, «Лебедем» Сен-Санса и «Жаворонком» Глинки неизвестные широкой публике опусы Иосифа Шиллингера. Его первая аэрофоническая сюита для терменвокса и оркестра (в переложении для струнного квартета) местами напоминала музыку Гершвина, учителем которого, кстати, был Шиллингер.

Второе отделение, вместившее две мировые премьеры, было посвящено творчеству Всеволода Задерацкого. С вокальными сочинениями на стихи Ильи Сельвинского в исполнении Ксении Муслановой и Натальи Петрожицкой контрастировали ироничные пьесы для фортепиано «Микробы лирики», прозвучавшие в начале отделения. А завершилось второе отделение прелюдиями и фугами в исполнении Арсения Тарасевича-Николаева: Задерацкий задолго до Хиндемита и Шостаковича возродил старинный барочный жанр, так полюбившийся Баху.

Режиссер Евгения Беркович и художник Иван Лунгин придумали черно-белое оформление сцены с фрагментами физико-математических формул Термена, использовали обрывки воспоминаний, видеоряд с картинками прошлого века, театрализацию – проект в Зале имени Моцарта задуман как просветительский, он не только возвращает музыку забытых прекрасных авторов, но и рассказывает об их судьбах.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать