Статья опубликована в № 4339 от 09.06.2017 под заголовком: Поиск как результат

Ударник Петр Главатских представил маримбу как сольный инструмент

В программе «Ненайденный звук» прозвучала музыка с нового компакт-диска

Репертуар для фортепиано соло огромен, для скрипки соло немал, виолончелисты еще могут обходиться без транскрипций, альтисты уже с трудом. Что же говорить о маримбе, которая стоит в заднем ряду симфонического оркестра, и то иногда? Ее сольная мелодия, впрочем, пользуется популярностью в качестве рингтона и обычно раздается из рядов партера в самый неподходящий момент.

Между тем этот величественный инструмент в самом полном, пятиоктавном варианте с недавних пор имеется в Московской консерватории, и влюбленный в его звучание перкуссионист Петр Главатских осуществил мечту, записав на маримбе целый диск. Диск выпущен независимым лейблом Fancy Music, где издается самая продвинутая современная музыка.

Сочинения, ставшие треками диска, все в известной степени едут по колее минимализма, а именно Стива Райха, который и создал модель синкопированной ритмофигуры или паттерна, с которого лепится многообразие новых вариантов.

У Райха есть сочинение «Шесть маримб» – его на диске нет и в программе не было, но есть «Симпозиум» Александра Маноцкова аж для семи исполнителей на одной маримбе. В отличие от Райха Маноцков ироничен: участники симпозиума делают паузы, перекладывая бумажки дольше, чем длятся сами выступления. Милый перформанс в духе московского концептуализма завершается голосованием: ученые меняют палочки на шарики от пинг-понга и опускают их в собственные доклады, свернутые трубочками. Шарики забавно прыгают по пластинам маримбы – вот и музыка.

В целом направление программы и диска скорее задумчиво-восточное. Название «Ненайденный звук» не должно огорчать: да, мы находимся только в поиске «звука-абсолюта», убеждает Петр Главатских, но сам этот поиск уже и есть результат. Восточные ритмоформулы нашли пристанище и даже развитие в композициях «Темпора» для маримбы, табла и тампуры того же Маноцкова и «Сольфеджио по-тибетски» для голоса, маримбы и барабана удо его учителя Вячеслава Гайворонского. А вот композитор Григорий Смирнов представил восток и минимализм в русском изводе: его композиция «Зеркала пустоты» для маримбы соло с электронной задержкой похожа и на европейскую музыку в стиле транс, и на Рахманинова одновременно, а вместе с тем обладает собственной формой, цельностью и даже интонацией. Если вы хотите понять, какой прекрасный музыкант Петр Главатских, послушайте именно эту вещь.

Венцом программы стала попсово-гимническая «Душа моя» Павла Карманова с солисткой Алисой Тен – в акустическом варианте ей несколько не хватило бас-гитары и синтезированных пэдов.

Парадоксальным образом лучше всего природу маримбы выявили обработки, не вошедшие в диск, – когда Главатских исполнял части из Виолончельной сюиты Баха, думалось: жаль, что во времена Баха маримбу еще не изобрели.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать