Стиль жизни
Бесплатный
Петр Поспелов
Статья опубликована в № 4345 от 20.06.2017 под заголовком: Пришел однажды незнакомец

Теодор Курентзис исполнил в Москве Реквием Моцарта

Латынь прозвучала красиво, а «Осанну» спели даже по-русски

Этим летом по приглашению прогрессивного интенданта Маркуса Хинтерхойзера оркестр и хор MusicAeterna, приписанные к Пермскому театру оперы и балета, выступят на Зальцбургском фестивале. Теодор Курентзис продирижирует постановкой оперы «Милосердие Тита» и Реквиемом Моцарта, Первой симфонией Малера и Скрипичным концертом Берга. Эти программы услышала и российская публика. Оперу, как и программу Малера/Берга, обкатали в Перми, теперь вот Реквием – в Москве.

На сей раз это был не ночной, а обычный дневной концерт всего в одном отделении – правда, потом в фойе еще спели музыку монашки Хильдегарды. Духовное послание было подчеркнуто туалетами: оркестр и хор были одеты в рясы, и только солистам разрешили светский дресс-код.

Реквием Моцарта был сыгран строго аутентично, в оркестре стоял портативный орган, по которому – в отсутствие в партитуре гобоя – настроили все инструменты. В руках у музыкантов были старинные фаготы и бассетгорны, натуральные трубы, даже литавры – маленькие, оснащенные жесткими палочками, – играли звуком моцартовских времен.

Сходную стилистику демонстрировал хор, особенно группа сопрано, из уст которой вылетали протянутые, почти лишенные вибрации звуки. Более обычным образом, хотя приятно, чисто и мило, пели солисты – петербургское сопрано Елизавета Свешникова, меццо-сопрано Наталия Ляскова, представлявшая Пермский театр, американский тенор Томас Кули и французский бас Эдвин Кроссли-Мерсер.

Курентзис провел Реквием в своей узнаваемой манере, чередуя энергичные быстрые части, где подчеркнул акценты, с медленными эпизодами, погружающими в прострацию. Как ни парадоксально, великолепное качество исполнения, отделка деталей да и вся удивительно свежо сыгранная знакомая музыка оставили мало места для молитвенных настроений – преобладали радость открытия и восторг.

После «Лакримозы» был спет краткий недописанный Моцартом «Амен», а в процессе «Бенедиктуса» женский хор вдруг запел на русском языке – прозвучал наивный и прелестный духовный стих. Это оказалась «Осанна» Сергея Загния, взятая из проекта 2008 г., когда современные композиторы по заказу Курентзиса дополнили половину Реквиема, законченную Моцартом, собственными композициями. Русская «Осанна» почти не выбилась из стиля и, немножко посмешив, не нарушила стройности целого. Правда, для большинства непосвященных происхождение вставного номера осталось загадкой – ни со сцены, ни со страниц буклета ничего не объяснили. В Зальцбург русская «Осанна» тоже не поедет, там ее не оценят – в отличие от нас, которым понравилась песенка о Моцарте, черном человеке и том самом Реквиеме, который, как верят в народе, Моцарт сочинял самому себе.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать