Статья опубликована в № 4353 от 30.06.2017 под заголовком: Невеселый Роджер

Роджер Уотерс выпустил первый с 1992 г. полноценный сольный альбом

Но этих 25 лет, если судить по альбому, словно и не бывало

Нельзя, разумеется, сказать, что за четверть века, прошедшую с момента выпуска последнего номерного альбома под названием «Ошарашенный до смерти» (Amused to Death, 1992), бывший Мистер Pink Floyd (фактический лидер британской супергруппы в 1977–1985 гг.) почивал на лаврах: помимо интенсивных гастролей с программой, основанной преимущественно на концептуальном альбоме «Стена» (1979), права на который остались за ним после изнурительной тяжбы с бывшими одногруппниками, Уотерс работал над «настоящей» оперой на сюжет из Французской революции и соответствующим названием Ça Ira, которая вышла двойным альбомом в 2005 г.

Но и перерыв в 12 лет тоже немалый, особенно для одного из самых ярких и деятельных артистов золотой эпохи британской рок-музыки.

Что же представил автор Money и Another Brick in the Wall после столь драматической паузы?

С сожалением приходится признать: решительно ничего нового. Несмотря на боевитое название Is This the Life We Really Want? («Та ли это жизнь, которую мы действительно хотим?») и участие в записи высочайших профессионалов следующего поколения, начиная с Найджела Горича (которого называют «шестым радиохедом» по аналогии с «пятым битлом» Джорджем Мартином), и еще десятка музыкантов, почти все из которых являются лидерами собственных групп, в музыкальном отношении альбом вышел абсолютно вторичным по отношению к лучшим творениям Уотерса. «Стене» в первую очередь. Узнаваема не просто стилистика, но саунд, тембры, аранжировки, порою даже точно опознаются вступления к песням. А главное – все та же надрывность, перетекающая в пафос, и публицистичность, доходящая до агитки.

Конечно, и на монументальной «Стене», и на «Последней записи» (The Final Cut, 1983), и на последующих трех сольных альбомах Уотерса этого тоже хватало, но во время работы над «Стеной» Роджеру едва исполнилось 36, он был сыт по горло жизнью рок-звезды, а до падения реальной стены (Берлинской) оставалось десять лет. И к тому же яркий мелодизм и незабываемый саунд тех альбомов – огромная заслуга других участников Pink Floyd, гитариста Гилмора в первую очередь.

А сейчас той самой стены почти 20 лет как нет, а 73-летний Роджер в одиночку громоздит все ту же «стену» из газетных заголовков и глубоких обобщений, что богатые все богатеют, а бедные все беднеют, – ах, о том ли мы мечтали? Только в роли главного страшилища выступает не разобщенность и не аргентинский диктатор Галтьери, покусившийся на Фолькленды, а социальные медиа, мешающие людям наслаждаться концертами (даже на самых дорогих местах никто не смотрит прямо на сцену, а только через экранчики своих смартфонов), и лично президент Трамп, особо выдающийся перл которого даже процитирован в начале программного, заглавного номера альбома.

Конечно, Roger Waters – это прочный бренд и никто не ждет, что он залопочет рэп или затренькает инди-фолк. А наоборот, ждут того, что он любит и умеет делать. Да и вообще, перефразируя Мандельштама, над Уотерсом смеяться не хочется, да и грех: он «Стену» написал! Но увы, приходится констатировать: из цепких объятий своей внутренней стены рок-герой 70-х так и не вырвался.