Статья опубликована в № 4374 от 31.07.2017 под заголовком: В свои ворота

На фестивале в Экс-ан-Провансе Франция уступила России и Великобритании

Финал одного из главных музыкальных фестивалей мира оказался не таким ударным, как его начало
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Хороший фестиваль конкурирует не столько с другими фестивалями, сколько с собственным прошлым: шедевры, которых в Эксе в последние годы видели немало, отзываются в сознании публики фантомными болями, вызывая сильнейший синдром отмены. В дни показов «Дон Жуана» Жан-Франсуа Сивадье тень спектакля Дмитрия Чернякова семилетней давности маячила на сцене Театра архиепископства точь-в-точь как призрак Командора перед севильским распутником. Режиссура Чернякова настолько глубоко въелась в зрительскую подкорку, что стала частью ДНК партитуры – разрушить эту иллюзию может лишь решение, превосходящее в органике и парадоксальности трактовку русского постановщика.

Как-нибудь в другой раз: новый провансальский «Дон Жуан» вроде бы об экзистенциальной потерянности современного человека, хотя на самом деле – о растерянности режиссера от встречи с моцартовской dramma giocoso, «веселой драмой». Постановка французской команды подтвердила давнее наблюдение: если сцене особенно нечего сказать, она ударяется в нарциссизм, маскирующийся под саморефлексию. Представлением с открытым закулисьем, наклонным деревянным помостом, парадом штанкетов, париками и костюмами под старину управляет, разумеется, главный герой, на пару с Сивадье лишь повторяющий уже тысячу раз слышанные банальности про социальные роли и общество спектакля.

Обновляя кадровый резерв, интендант Бернар Фоккруль каждое лето приглашает к сотрудничеству режиссеров из кино или драмы: в прошлом году Экс рукоплескал Кристофу Оноре, в этом году очередь дошла до Жана Беллорини. Востребованный на театральных подмостках постановщик знает, что работать в Провансе, вотчине Кэти Митчелл и Уильяма Кентриджа, чрезвычайно престижно, – и потому изо всех сил пытается поставить модный спектакль. Беллорини донага раздевает сцену старинного театра Жё-де-Пом, потом украшает ее как елку гроздьями свисающих из-под колосников лампочек, одевает героев «Эрисмены» Франческо Кавалли в костюмы в стиле гранж – хотя для начала впервые переступившему порог музыкального театра режиссеру стоило хотя бы поинтересоваться уставом оперного монастыря.

Отпуск в сентябре

Следующая после Экс-ан-Прованса и Зальцбурга остановка летнего оперного маршрута – Рурская триеннале: в середине августа Кшиштоф Варликовский выпустит в Бохуме «Пеллеаса и Мелизанду» с Сильвеном Камбреленом за дирижерским пультом и выдающейся канадской сопрано Барбарой Ханниган.

Беллорини что-то слышал про сложные взаимоотношения героев барочной оперы с гендером, но его культурного багажа хватает лишь на то, чтобы вызвать у зрителя восторженный выдох: да ведь это как у Альмодовара! Отказываясь работать с главным инструментом оперы – временем – и пасуя перед дробной структурой «Эрисмены», режиссер очень быстро уступает лидерство дирижеру Леонардо Гарсии Аларкону во главе оркестра Cappella Mediterraneа.

У играющегося в Большом театре Прованса «Пиноккио» два равноправных автора – композитор Филипп Бусманс и режиссер (он же либреттист) Жоэль Помра, – однако от мировой премьеры оперы для семейного просмотра в памяти тоже остаются только имена исполнителей – ансамбля Klangforum Wien под управлением Эмилио Помарико и феноменальной Хлои Брио в заглавной роли. В восьмой по счету опере 71-летнего патриарха бельгийской музыки и в самом деле есть что попеть и что поиграть, хотя полистилистика Бусманса звучала несколько старомодно еще в эпоху «Зимней сказки» (1999), а с тех пор все-таки утекло много воды – разглядеть осмысленный рисунок в лоскутном одеяле «Пиноккио» удается с большим трудом. Сочинив новую версию своего сверхуспешного спектакля в парижском «Одеоне», в процессе масштабирования до большой оперной сцены Помра растерял большую часть обаяния фирменной инфернальной клоунады: его «Пиноккио» лучше смотреть в подлиннике, на драматической сцене.

Фоккрулю так долго пеняли на невнимание к отечественному производителю, что свой предпоследний фестиваль он демонстративно отдал на откуп французской режиссуре. Патриотически настроенная часть публики вроде бы осталась довольна, хотя результат оказался далеким от ожиданий – Экс-2017 вошел в историю «Похождениями повесы» Саймона Макберни и «Кармен» Чернякова, команде Франции в неофициальном зачете приходится довольствоваться утешительным третьим местом.

Экс-ан-Прованс

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more