Статья опубликована в № 4390 от 22.08.2017 под заголовком: Только текст

Новый роман Дмитрия Глуховского «Текст» стал популярен сразу после выхода

Он описывает ужас современной жизни
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Дмитрий Глуховский написал роман «Текст» в жанре шансона: невинного героя, студента (шансон интеллигентский), отправил в тюрьму сука-мент. Пока Илья семь лет сидел, но не скурвился, подруга ему изменила, мать умерла. Что еще горше и жальче, умерла накануне встречи, даже щи успела сварить. В несколько дней – пока Илья эти щи ел – и уложилось действие романа: герой своего врага закалывает (колбасным ножом матери) и сам, понятно, погибает. Таков закон жанра и мира, ведь он во зле лежит. Почему молодая жизнь загублена, за что? – чуть ли не на каждой странице задает вопрос Илья, но автор не дает ему ответа. Когда небеса пусты (бог на связь с героем не выходит), остается только нравственный закон внутри нас, но он-то и не дает спастись, сбежать от наказания. Социализация по мужскому типу в нашей жизни невозможна. Стране, Москве, вынесен строгий приговор.

Совсем свежая, живая Москва 2016 года описана со всех сторон: вокзал, метро (куда без него), улицы, подъезды, таксисты, помойки, «Кофемания», торговый центр («чтобы себе купить новых себя»), клубный угар, морг, гинекология, турагентство, телевизор («доит горе»). И цены свежие приведены: на похороны, кокаин, фальшивый паспорт. Сегодня это все узнаваемо, завтра быльем порастет, как кнопочный телефон.

Текст «Текста» состоит из таких описаний взахлеб, внутренних монологов героя и эсэмэсок в смартфоне, его Илья взял у убитого. Смартфону в «Тексте» отдана важная, но вспомогательная роль сюжетообразующего предмета. Позволяет подглядывать за чужой жизнью и даже действовать в ней. И главное – освежает вечный сюжет про молодую любовь, социальное неравенство и вину отцов за детей. А также снимает с автора ответственность за естественность диалогов и правду характеров – перед нами же не люди и не персонажи даже, а их тексты.

Когда коротких сообщений автору мало, он воспроизводит найденные в смартфоне письма, прибегает к испытанному литературой жанру. Только раньше никого не интересовали конверты и марки, а тут описаны шрифты и смайлики, а также качество домашнего видео. В том числе и самого интимного, когда «прошуршали-прозвенели брюки; хрипло дышалось, фокус скакал». Описания у Глуховского случаются не в меру яркие, в бокале видится «виноградная сукровица», а потроха от страха схватывает холодной рукой. Много встречается злых и бранных слов, ими эсэмэсят менты разных званий, да и сам Илья отчаянно ругается, когда доводят. Хотя он добрый. Но обреченный, как и положено герою жестокого романса.

На Раскольникова он не тянет, но невозможно не вспомнить о «Преступлении и наказании». Особенно когда узнаешь, что у убитого, как и у Елизаветы, будет ребенок. Только герой Достоевского идет на зло сознательно, идейно, а Илью и к добру, и к злу ведет чувство. Поэтому «Текст» не сложный роман, в нем нет ничего требующего осмысления, только сопереживания, все здесь на поверхности, все понятно. И если в начале романа вместе со щами упоминается Кафка, то в конце он обязательно выстрелит.

Дмитрий Глуховский. Текст: [роман]. Москва: Издательство АСТ, 2017. 320 с. (Бестселлеры Дмитрия Глуховского)

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more