Стиль жизни
Бесплатный
Петр Поспелов
Статья опубликована в № 4419 от 02.10.2017 под заголовком: Чистая вода

Валерий Гергиев исполнил «Золото Рейна» Вагнера

Для московского выступления он выбрал лучший театральный формат – концерт

Гергиеву уже приходилось дирижировать «Золотом Рейна» в Москве, причем в театральной постановке – это был как раз тот год (2001), когда ему не дали «Золотую маску», решив, что золото к золоту не идет. В Мариинском театре опера, как и вся тетралогия «Кольцо нибелунга», которую она открывает, прошла через несколько режиссерских вариантов. Все они вызвали вопросы – да и в целом мире «Кольцо» больше служит дискуссиям о проблемах современного общества, нежели воплощает идеал Gesamtkunstwerk, когда все искусства сходятся в гармоничное единство.

Концертное исполнение предлагает чистый авторский замысел – певцы стоят перед пюпитрами, по экранам ползут строки перевода, дирижер не скрыт в яме, а являет собой главную фигуру действа. Тем не менее это театр – настолько поведение артистов обусловлено развитием сюжета и чувствами персонажей.

С Гергиевым в Московскую филармонию приехали его оркестр и солисты. На этот раз обошлось без приглашенных звезд – да и зачем они, если бога Вотана поет Евгений Никитин, а его супругу Фрику Екатерина Семенчук – оба певцы с прекрасными голосами, оснащенные мастерством и актерской харизмой.

Оркестр выдал не то чтобы результат тщательной подготовки именно к этому концерту – просто в Мариинском театре знают и умеют играть Вагнера, какую партитуру ни поставь. Воды Рейна могли бы литься еще волшебнее, а вот наковальни подземного Нибельхайма, стучавшие из кулисы, создали полный эффект передвижения в пространстве. Несмотря на отдельные помарки труб и валторн, духовая группа звучала так же богато, как и струнная.

В отсутствие режиссуры артисты внесли свою лепту в постройку смыслового целого. Владислав Сулимский, блестяще спевший партию Альбериха, завершил ее сценой, полной актуальных размышлений: зачем мне свобода, пел гном, если отобрали подчистую все средства к существованию? А характерный артист Андрей Попов, исполнивший эпизодическую роль карлика Миме, втащил Вагнера в русский мир: его жалобный нибелунг, которому достается плетка алчного брата, стонал и топтался ровно как Юродивый или Гришка Кутерьма.

Да, на сцене Зала Чайковского в этот вечер не веяло духом Байройта, но это был очень хороший вагнеровский театр.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать