Статья опубликована в № 4423 от 06.10.2017 под заголовком: За иллюзорность связей

Почему Шведская академия сделала безупречный выбор

Нобелевскую премию по литературе получил Кадзуо Исигуро
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

После прошлогоднего скандального награждения Боба Дилана Шведская академия приняла исключительно удачное решение: Нобелевскую премию получил британский прозаик Кадзуо Исигуро. Формулировка Нобелевского комитета — «в своих романах огромной эмоциональной силы обнажает бездну, скрывающуюся за нашим иллюзорным чувством связи с миром» — удивляет точностью: Исигуро — именно об этом.

Исигуро родился в Японии, но в пятилетнем возрасте переехал с семьей в Великобританию и всегда писал только по-английски. Скорее всего, перемещение из одной реальности в другую в очень восприимчивом возрасте имеет отношение к «иллюзорному чувству связи с миром». Дебютный роман Исигуро «Там, где в дымке холмы» повествует о матери и дочери, переехавших из Японии в Англию: эта перемена не доводит до добра. Так или иначе, Исигуро, признававшийся, что Япония в его романах — воображаемая страна и что настоящей Японии он не знает, в своих самых известных книгах проверяет на прочность именно британский мир: его историчность, его горделивость, его память о себе самом.

Слово «текст» происходит от латинского textus, означающего ткань, плетение. Наверное, главное умение Исигуро — вплетать в неспешное повествование малозаметные ниточки иного цвета, этакие тревожные сигналы, которые ближе к концу текста начнут доминировать и полностью изменят весь узор. Герой романа «Остаток дня», за который Исигуро в 1989 г. получил Букеровскую премию, — дворецкий, много лет работавший на семью британского аристократа. Безукоризненная служба становится смыслом его жизни, перед нами британский слуга и британский господин без страха и упрека — но постепенно в романе проявляются и неблаговидность господина (устраивавшего в своем замке переговоры с нацистами), и ошибки слуги, который в погоне за идеальностью утратил человечность. На постепенном переворачивании сюжета построен и последний роман Исигуро «Погребенный великан», чье действие происходит в Британии вскоре после правления короля Артура; начинаясь как туманное фэнтези, он обретает масштаб трагедии, где личная история переплетается с катастрофами прошлого, которые лучше не вспоминать всуе. В самой, пожалуй, известной книге Исигуро «Не отпускай меня» мы с самого начала попадаем в обманчиво благостную атмосферу школы-интерната, но ощутимые диккенсовские обертоны, рассуждения о природе души и искусства постепенно превращают роман в драму, которая побеждает антиутопическую фантастику на ее территории. Все это сделано удивительно умно, ни в коем случае не «в лоб» — и при этом проза Исигуро очень доступна: его английский ясен и с переводами на русский ему, скорее, повезло.

После бурь

Два предыдущих лауреата Нобелевской премии по литературе вызвали множество споров о том, относится ли их работа к литературе как таковой. В 2015 г. в этом пытались отказать документальной прозе Светланы Алексиевич, в 2016-м – творчеству музыканта Боба Дилана. Присуждая им награды, Шведская академия, казалось, целенаправленно раздвигала границы литературы. Фигура Кадзуо Исигуро, несомненно, успокоит пуристов.

Помимо всего прочего, Нобелевская премия придает циркуляции и обсуждению текстов лауреата огромное ускорение, и в рейтинги продаж по всему миру сейчас вырвутся книги Исигуро. «Не отпускай меня», «Остаток дня», «Погребенный великан», «Безутешные» — выдающиеся романы, но я посоветовал бы обратить внимание на сборник «Ноктюрны». Здесь нет ни фантастики, ни фэнтези, в окно не стучится большая история, но ткань понимания мира — самого обыденного мира наших повседневных отношений — рвется и здесь, и разрывает ее музыка, лейтмотив всех пяти новелл сборника. Как известно, новелла — это короткое произведение с неожиданным финалом. Если бы Исигуро был композитором, померкли бы многие саундтреки к триллерам и кинодрамам. Но он писатель, и тревожную музыку — которая, если вспомнить «Безутешных», для Исигуро связана с эмоциональной нестабильностью, — вы слышите у себя в голове, когда читаете его книги.

Читать ещё
Preloader more