Статья опубликована в № 4424 от 09.10.2017 под заголовком: Русская деревня – это не идиллия

Красноярская биеннале идеально вписалась в бывший Музей Ленина

Ее главная выставка показывает, как художники разных стран видят русскую деревню
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Красноярский музейный центр «Площадь мира» – место уникальное. Бывший Музей Ленина, открытый уже в годы перестройки, представляет собой оптимальную адаптацию идеологического учреждения к современным интеллектуальным и художественным потребностям. Старая советская экспозиция частично сохранена, но преображена с помощью современного искусства, так что сегодня она рассказывает об истории края и его людях по-человечески, интересно, иногда смешно, когда необходимо, с пафосом – раздел про афганскую войну, возможно, лучший музейный рассказ о ее жертвах. В других городах такого бывшего музея вождя мирового пролетариата нет, и в скором времени не будет.

Своя публика

На вопрос, есть ли в Красноярске публика, которой интересна биеннале, ее комиссар и автор постоянной экспозиции музея Сергей Ковалевский сказал, что верные зрители у музейного центра есть, хотя их не так много, как в столице. Но если считать в процентах к населению, то, возможно, и столько же.

Неудивительно, что музейная биеннале современного искусства здесь прижилась и проходит уже в 12-й раз. В этом году она состоялась в сотрудничестве с различными австрийскими институциями, и один из ее кураторов и автор идеи основного проекта – Симон Мраз, атташе по культуре посольства Австрии. Он и назвал главную выставку биеннале «Мир и мiръ. Художественное открытие российской деревни», посвящена она, естественно, столетию русской революции. Название соединяет слово, написанное в современной орфографии, с определением крестьянской общины в написании дореволюционном. Название красивое, но, по правде говоря, мало отражающее содержание выставки, исторического там мало.

Три десятка художников, в основном российских и австрийских, показали прежде всего не художественные произведения, а собственное восприятие современной деревенской жизни, полученное опытным путем. Например, группу Hanakam & Schuller потрясла якутская народная певица – и они сняли о ней прекрасный фильм. Студенты университета в Линце исследовали жизнь белорусского колхоза, но выразились о ней в наборе предметов как-то не слишком внятно – или сами не все поняли. Елене Чернышевой удалось сделать хорошие фотографии жителей деревни староверов, но издалека, вблизи не разрешили. Зато отчаянно, днем и ночью, позировали деревенские жители Оле Ивановой, и как-то получилось, что жаль их, этих жителей.

Но, как всегда, лучшее впечатление произвели произведения не исследовательские, а образные. Вырезанные на длинном заборе слова «скупой русский пейзаж», сквозь буквы которого видны мутные картины, – образ родной и любимый, за что, не знаю (Борис Матросов и Александра Паперно). Шестиметровая стена, покрытая подтеками карамели и сгущенки, созданная австрийской группой «Фортуна», очень нравилась публике, потому что пахучая. Модель современной русской деревни из гнутых стальных прутьев Ани Желудь была честна до неприятности, поскольку деревню из пустых домов и кладбища каждый встречал на своем пути по родной стране.

Но ударным, энергичным и жестким стало выступление художника Виктора Сочивко, автора лучших инсталляций в постоянной экспозиции музея. Его серия почти примитивистских картин «А хочешь жни, а хочешь куй» начинается с фигуры крестьянина, а кончается изображением поднятого Литейного моста с рисунком группы «Война». Как-то трудно честному русскому художнику высказываться сегодня о русской деревне раздумчиво и нормативно.

Красноярск

До 28 февраля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more