Каннский телерынок увидел в России революцию

Новые сериалы о Троцком, коррупции и татаро-монгольском иге объявлены «революцией контента»
Сериал «Троцкий» стал главной российской премьерой каннского телерынка

Если посмотреть на мипкомовский список сериальных премьер и на подборку Fresh TV «самое интересное в мире сериалов», ясно будет и без того очевидное: нет темы или жанра, которые гарантированно принесли бы успех. Важна только конкретная история и то, как она рассказана. Двойник из параллельного мира, древняя история Британии, «продюсер революции» Троцкий, голландские миниатюры XVII в., серийная убийца, которая выводит на чистую воду убийцу-подражателя. Сюжетов в мире, как известно, ограниченное количество, зато вариаций их масса. Если же все-таки попытаться вычленить тенденции: первое – в топе больничная драма и вообще разнообразные сюжеты про врачей (а не превратить ли в мини-сериал «Аритмию»?) и второе – форматы из Южной Кореи буквально расползаются по миру (о том, что это такое, можно составить представление, посмотрев шедшую несколько лет назад на «Первом» «Лестницу в небеса»).

Каждый год на Mipcom фокус делается на какую-либо страну, в этом году он – на России с ее «революцией контента» (Russian Content Revolution – как сформулировали организаторы рынка). О том, что в сериальном деле у нас действительно происходят серьезные сдвиги, можно судить хотя бы по тому, что в обзор Fresh TV были включены целых три российских проекта – раньше, если попадали один-два, это уже считалось большой удачей. Отбор на звание «самого свежего» сериала прошли «Домашний арест», «Проклятие спящих» и «Лучше, чем люди».

«Домашний арест» по сценарию Семена Слепакова снимает для канала ТНТ Петр Буслов. Коррумпированный мэр провинциального городка (Павел Деревянко) попадает под домашний арест по месту прописки. А прописан он в коммунальной квартире, где проживает сосед, его заклятый враг (Александр Робак). Уже по небольшому показанному отрывку понятно, что это очень смешно и очень злободневно – редкий российский сериал, восходящий к традициям Салтыкова-Щедрина.

«Проклятие спящих» Ильи Куликова – мистический триллер, сюжет которого закручивается вокруг картин с изображением людей, погруженных в сон.

А в сериале «Лучше, чем люди» компании Yellow, Black and White завезенный в Москву по ошибке андроид-убийца (абсолютно прекрасная в этой роли Паулина Андреева) попадает в семью, переживающую кризис, и проявляет неожиданные качества.

Успех «Гоголя»

С аншлагом прошел на Mipcom показ фильма «Гоголь. Начало», который, как известно, является двумя склеенными первыми сериями телепроекта «Гоголь» (компания «Среда» для ТВ-3). Продюсеры рассказали каннской аудитории об опыте выпуска сериала в кинотеатральный прокат.

«Лучше, чем люди», уже имеющий шлейф международных презентаций, сейчас был показан в Каннах не только в обзоре Fresh TV, но и в программе Russian Drama Showcase вместе с «Бывшими» и «Золотой Ордой». И ни один из этих проектов не дал повода обидеться за державу. «Бывшие» – бодрый, современный по темпу и ритму сериал о взбалмошной дочери крупного коррумпированного чиновника, отправленной отцом в рехаб-клинику (Любовь Аксенова), и очень нетипичном враче-психологе (Денис Шведов). Как рассказали в Каннах его продюсеры (а это вновь компания Yellow, Black and White), проект создавался на основе личного опыта людей, работавших в одной из реабилитационных клиник.

«Золотая Орда» (совместное производство «Амедиа» и «Марс медиа») с Юлией Пересильд и явно входящим в моду Александром Устюговым вопреки опасениям оказалась не клюквой, а крепким и пышным зрелищем в духе турецких сериалов, которые сейчас в тренде. Недаром международной дистрибуцией «Золотой Орды» занимается турецкая компания Global Agency.

Кульминацией же Russian Content Revolution стала восьмисерийная драма, действительно посвященная русской революции, – «Троцкий» (компания «Среда» для «Первого канала»), – представлявшаяся в Каннах в формате гала-премьеры. Показ первой серии предваряло выступление продюсеров Константина Эрнста и Александра Цекало. Эрнст сказал, что Троцкий по всем внешним признакам – рок-звезда: черная кожанка, женщины («в последние две недели это, правда, непопулярно»), круглые очки, не хватает только гитары. В исполнении Константина Хабенского убитый ледорубом оппонент Сталина все-таки не столько рок-звезда, сколько рефлексирующий интеллигент, в юности – бунтарь, похожий на героев Достоевского, только ему не повезло: двадцатилетний Лейба Бронштейн встретил на своем пути не следователя Порфирия Петровича, а начальника одесской тюрьмы Троцкого, и эта встреча сыграла зловещую роль для всей страны. Но есть в концепции «Троцкого» еще один, не декларированный момент, даже более любопытный, чем рок-звездность главного героя. За 100 лет, прошедших с октября 1917-го, революция в кино была явлена как нечто прекрасное, потом – как нечто ужасное, но здесь она впервые возникает как бизнес-проект. Антрепренер социальных потрясений Александр Парвус (Михаил Пореченков), вглядываясь в интеллигентный облик Плеханова и хитрый прищур Ленина (Евгений Стычкин), решает сделать ставку на Троцкого. Именно его неподдельная страсть станет, по мысли Парвуса, тем движком, который позволит бизнес-плану успешно воплотиться в жизнь. В этой истории, как известно, просчитались все действующие лица. На главном телерынке мира, где интересам бизнеса подчинено всё, напомнить об этом было явно не лишним.

Канны