Тема дня: Переговоры Путина и Трампа в Хельсинки
«Наши отношения никогда не были хуже». Главные заявления Путина и Трампа
11 материалов по теме
Статья опубликована в № 4447 от 10.11.2017 под заголовком: Погода хорошая и плохая

Как театр влияет на погоду

В задачу «Проекта необычных погодных явлений», которым открылся фестиваль Нового европейского театра, не входило изучение общественного климата, но в Москве эту тему не обойти
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Сухой и солнечный ноябрь в Москве, возможно, связан с фестивалем Нового европейского театра (NET), показавшего на открытии швейцарский «Проект необычных погодных явлений». Он основан на книге американского физика Уильяма Р. Корлисса, который всю жизнь интересовался научно подтвержденными аномалиями самого разного рода – от биологических до метеорологических, вроде обратного дождя или наступающих в неправильном порядке времен года. Ничего такого на малой сцене Театра наций не показали, но, если современный театр работает в контексте, хочется признать его влияние и на московскую погоду, не по сезону приятную.

Горизонтальный театр – что это

В этом году off-программа фестиваля NET впервые пройдет в Санкт-Петербурге и будет посвящена феномену «горизонтального театра» или «театра социальных изменений». По словам автора идеи, режиссера Бориса Павловича, этика в большей степени, чем эстетика, роднит эти работы, которые выходят за пределы художественного произведения, вторгаются в реальные жизненные ситуации, имеют отношение к инклюзии и антропологии.

Хотя маленькие странности в спектакле, разумеется, были – например, совмещение струнных и духовых в одном инструменте: представьте себе скрипку, к которой приделана труба. На трубоскрипках (или скрипкотрубах) играли «погодные мужчины» и «погодные женщины», а одна «погодная женщина» пела. Она вышла на сцену в рыцарских латах и шлеме, что было совершенно логично. Потому что одна из собранных Корлиссом удивительных историй описывала рыцаря, выжившего после удара молнии, но впавшего в кому не то на 20, не то на 200 лет, что для спектакля, в общем, не принципиально. Режиссер Том Луц не привязывался к аномальной конкретике, а создавал атмосферу, вероятно, рассудив, что это понятие объединяет театральное искусство с метеорологией.

В «Проекте необычных погодных явлений» есть внешнее сходство с идущим в московском электротеатре «Станиславский» спектаклем Хайнера Гёббельса «Макс Блэк, или 62 способа подпереть голову рукой»: и там и тут в основе тексты ученых, а действие подчинено музыкальной партитуре. Но если Гёббельса занимает визуализация (или театрализация) процесса мышления, то Луц пытается создать иллюзию спонтанности, «метеорологической симфонии», выходящей из-под контроля исполнителей: во всяком случае, аннотация обещает, что в какой-то момент симфония начнет жить собственной жизнью. На деле все свелось к обаятельным и простодушным сценическим эффектам, которыми сопровождался необычный концерт: расставленные по площадке катушечные магнитофоны не только воспроизводили звуки, но и удерживали в динамическом равновесии несколько привязанных к ним за пленку воздушных шаров, а дымовая машина заполняла туманом сначала сцену, а потом и зрительный зал.

Но «Проект необычных погодных явлений» напомнил еще и о том, что фестиваль Нового европейского театра – сам по себе аномалия в российском театральном климате, день ото дня все более суровом. На фоне сегодняшних ура-консервативных тенденций в культурной политике родившийся в свободные 90-е NET выглядит чем-то вроде обратного дождя.

Девятнадцатую годовщину фестиваль встретил без государственной поддержки – и слава богу: события последних месяцев показывают, что независимость остается последней страховкой от спектакля под названием «Хищение бюджетных средств». Открытие NET как раз совпало с экстренным заседанием в Союзе театральных деятелей (СТД), по итогам которого председатель союза Александр Калягин выступил с заявлением о необходимости пересмотра законов, регулирующих отношения государства с творческими коллективами. Потому что собравшимся в СТД руководителям московских театров (среди них Алексей Бородин, Олег Табаков, Кама Гинкас, Марк Захаров) очевидно: распухающее дело «Седьмой студии» Кирилла Серебренникова относится уже к разряду не аномалий, а полномасштабных катастроф, грозящих уничтожить все живое на российской сцене.

Фестиваль NET продлится до 14 декабря

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more