Стиль жизни
Бесплатный
Дина Годер
Статья опубликована в № 4455 от 22.11.2017 под заголовком: Прощания не будет

Фестиваль «Новый европейский театр» показал актуальный кинопроект

«Последний год "Фольксбюне" Уходящая эпоха Франка Касторфа» рифмуется с российским кризисом взаимоотношений театра и власти

История происхождения проекта такая: «Фольксбюне» – муниципальный театр, и очередной культурный сенатор города, недавно пришедший на политическую должность откуда-то из шоу-бизнеса, решил больше не продлевать контракт с Касторфом, а полностью «перезагрузить» «Фольксбюне» и пригласил нового интенданта – лондонского музейного куратора. Решение это вызвало гигантский скандал, больше 40 000 людей, включая знаменитых деятелей науки и искусства, подписали письма протеста, прежний культурный сенатор был смещен, но отыграть решение назад по закону было уже невозможно. Таким образом, весь прошлый сезон театр играл премьеры, зная, что они последние. Режиссеры ставили свои прощальные спектакли, и четыре месяца назад 25-летняя эпоха Франка Касторфа стала историей. Невозможно не думать о том, что у нас в это самое время разворачивалось дело «Седьмой студии».

Наверняка организаторы фестиваля «Новый европейский театр» (NET) имели это в виду, когда решили провести в залах кинотеатра «Октябрь» четыре вечера, посвященных последнему году существования театра, и пригласили на показы две ключевые фигуры для последних лет «Фольксбюне»: Себастьяна Кайзера, работавшего драматургом Касторфа с 2008 г., и одного из его любимых актеров и самых популярных режиссеров последнего времени – Херберта Фритча, спектакли которого никогда не бывали в Москве.

В первый вечер нам показали две документальные картины. Фильм о театре, снятый 15 лет назад видеорежиссером Касторфа Яном Шлипенбахом, – с закулисьем, живой атмосферой репетиций и восторгом перед тем, как работает вся эта махина в здании, которое можно сравнить разве что с Театром Армии. И снятый перед самым закрытием фильм молодой Лидии Дюкер «Надрыв. «Фольксбюне» как последняя реальность», показывающий изнутри и снаружи театра всю эту отчаянную атмосферу прощания, с многочисленными интервью, полными горечи, обиды и изумления. Чувство изумления перед «скверным анекдотом», кажется, было главным и в рассказах Себастьяна Кайзера о том, что случилось с их театром.

После Стены

Франк Касторф, интеллектуал, левак и скандалист, был интендантом «Фольксбюне» с 1992 г. Он превратил этот громадный театр, когда-то созданный по инициативе рабочих, а ко времени падения Берлинской стены оказавшийся в упадке, в один из главных центров театрального притяжения Германии.

Три остальных дня показывали видеозаписи главных премьер сезона 2016/17 г. Первым был спектакль «Смешанные лица. Знакомые чувства» Кристофа Марталера, которого в Москве любят давно. Это был «классический Марталер» – печальная музыкальная клоунада в зале, похожем на музейный, куда служитель привозит, как запакованные экспонаты, нелепых недотеп разного пола и возраста с печальными лицами актеров чеховских пьес. Вторым показали феерический «Пфуш» Херберта Фритча – тоже клоунский спектакль, но совершенно другого рода: нарядный, шумный, абсурдный, в первой половине которого 13 актеров (главным образом мужчин, даже бородатых), одетых в женские платья, крутятся в обрезке огромной трубы, летают на гигантском красном курсоре, несут ахинею и устраивают получасовой истерический концерт на 10 пианино, в бешеном темпе колотя по клавишам. А во второй части спектакля они же, переодевшись в шапочки и плавки, похожие на памперсы, устраивают плавание в бассейне, полном мягких синих кубиков (намек на реплику Касторфа, который в одном из интервью в ответ на вопрос, что же будет теперь в здании «Фольксбюне», в сердцах сказал, что ему все равно, хоть общественный бассейн). Фритч дал каждому из своих актеров персонально попрощаться с публикой, а потом опустил пожарный занавес, не дав возможности публике в ответ попрощаться с актерами. «Все закончилось, – прокомментировал спектакль саркастический Фритч, – прощания не будет». Ну и третий показ, которого особенно ждали, – отрывки из семичасового «Фауста», последнего большого и, как всегда, политического спектакля Касторфа, масштабного коллажа из самых разных текстов, включая философские исследования о колониализме, сюжеты о терроризме и проч., с актерской «дрим тим» «Фольксбюне», начиная с Фауста – Мартина Вуттке.

Теперь все это стало историей, даже привычное название «Фольксбюне» на площади Розы Люксембург» будет стерто, а здание станет называться «Фольксбюне Берлин».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more