Стиль жизни
Бесплатный
Павел Герасименко
Статья опубликована в № 4460 от 29.11.2017 под заголовком: Легенды за сотню франков

Покупать знаменитых художников надо, пока они бедны

На выставке«Модильяни, Сутин и другие легенды Монпарнаса» показана коллекция Йонаса Неттера

Выставка «Модильяни, Сутин и другие легенды Монпарнаса», открывшаяся в петербургском Музее Фаберже, – бенефис Йонаса Неттера, сумевшего собрать выдающуюся коллекцию живописи лучших художников, живших в Париже в начале прошлого века. Поставив таких знаменитостей, как Модильяни, Сутин, Дерен, Утрилло, в центр экспозиции, ее куратор – специалист по Модильяни Марк Рестеллини – все равно выводит на первый план Неттера. Что справедливо: перед нами собрание музейного уровня, остающееся в руках потомков коллекционера.

Неттер работал парижским представителем различных торговых марок (выражаясь современным языком, был менеджером высшего звена) и не располагал крупным наследственным состоянием. Работы импрессионистов, к тому времени уже имевшие большой успех, были для него дороги, но Неттеру удавалось конкурировать даже с такими богачами, как Альфред Барнс и Дэвид Рокфеллер, – американцы в Париже в то время стали определять цены. Он начал коллекционировать живопись в 1915 г. с пейзажей Мориса Утрилло. Неттер познакомился с маршаном, торговцем картинами, Леопольдом Зборовским, и в течение следующих 15 лет, до 1930 г., они составляли дуэт. У Зборовского было чутье на художников, Неттер обладал независимым художественным вкусом, т. е. укорененной в его натуре глубокой уверенностью в собственной правоте. Именно поэтому, противореча привычкам своего круга, он покупал работы Модильяни.

В основу отношений ложился договор между художником, маршаном и коллекционером, по которому последний обеспечивал финансовые нужды художника в обмен на часть создаваемых им работ. В 1917 г. такой контракт был заключен с Утрилло, а в 1919-м – с Модильяни.

Художники шли на условия, бывшие для них спасением: Утрилло лечился в клинике от алкоголизма и периодически впадал в буйство, круша больничную мебель (Неттер оплатил поломанные «ночной столик из мрамора и вазу»), Модильяни отчаянно нуждался и взывал о помощи в письмах к Зборовскому. В то же время от Моисея Кислинга коллекционер мог получить записку следующего содержания: «Напишите мне, сколько Вам нужно пейзажей и какого размера, а также скажите, нужны ли натюрморты, цветы и т. п.».

Динамика цен

$1 млрд – почти в такую сумму обошлась страховка выставки. В 1915 г. Неттер и Зборовский по контракту платили Модильяни 300 франков в месяц, за что получали все созданные им картины. К 1917 г. ежемесячная сумма выросла до 500, а в 1919-м – до 1000 франков. Аналогичные соглашения у Неттера и Зборовского существовали с Сутиным и Утрилло

В коллекции Неттера и на выставке сейчас представлен почти десяток картин Кислинга, включая созданный в 1920-м портрет коллекционера, 15 первоклассных работ Модильяни – среди них два портрета подруги художника Жанны Эбютерн, «Девочка в голубом» и написанный в 1916 г. портрет Хаима Сутина.

На выставке два десятка портретов, натюрмортов и пейзажей Сутина. Экспрессивное красочное месиво его полотен конца 20-х годов особенно удивляет, если знать, как долго и мучительно Сутин мог писать одну картину: цвет свиной туши, залитой во избежание гниения формальдегидом, подновлялся свежей кровью со скотобойни.

Андре Дерен представлен на выставке пейзажем и «Большими купальщицами» 1908 г., вызывающими в памяти не только Гогена, но прежде всего написанных годом раньше «Авиньонских девиц» Пикассо. Всего в Музее Фаберже демонстрируется 120 произведений, в том числе работы мало известных зрителю авторов, работавших в Париже первой трети ХХ в., таких как Исаак Анчер, Пинхус Кремень, Михаил Кикоин, бывших уроженцами Российской империи.

Живописи Модильяни в отечественных музеях вообще нет. Сутин имеется в собрании Эрмитажа – но всего лишь две работы. Модильяни, Сутин, Кислинг вошли в моду у продавцов и покупателей искусства после 1917 г., когда в России уже было не до коллекционирования, а лишившийся всего Щукин жил в Париже. Неттер смог пережить нацистскую оккупацию, оставаясь в Париже, и умер сразу после войны, в 1946-м. Его коллекция стала доступна широкой публике только в последние пять лет – в Петербурге она показывается вслед за Парижем и Миланом.

До 25 марта

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать