Статья опубликована в № 4494 от 25.01.2018 под заголовком: Зачем театру форум в Давосе

Знаменитая театральная группа Rimini Protokoll разыграла Давос

Спектакль о Всемирном экономическом форуме показали в дни его проведения
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Мне досталась роль мелкого частного инвестора из Перу, зато на расстоянии вытянутой руки были Евгений Касперский и CEO компании Nestlе Ульф Марк Шнайдер – в смысле зрители, получившие их роли в спектакле «Картина мира Давос» (Weltzustand Davos). Под креслом каждый зритель нашел папку с бейджем, табличку с именем, названием и капитализацией своей компании, а также информацией о соседях, чтобы можно было запросто завести разговор.

Технически театральный Давос устроен так: на новой сцене Schauspielhaus Zürich установлена небольшая ледовая арена, вокруг нее на трибунах сидят зрители в ролях участников форума и все это окольцовывает цилиндрический экран, который превращается то в доску с мелками и ползучими графиками, то в «окно в реальность» форума – вот стойка регистрации, возьмите бейдж и сумку, а вот шоурум компании Apple. Любого зрителя может выхватить прожектор, а на экране над его головой появится фотография участника форума, которого он представляет. Горизонтальные, вертикальные и круговые проекции отвечают за зрелищную часть шоу. Когда по сюжету мы летим в Давос на вертолете, на экране появляется круговая панорама горных вершин, снятая из кабины пилота.

Вместо актеров на сцене (точнее, на льду) пять экспертов в ролях самих себя.

Метод: как работают Rimini Protokoll

Немецко-швейцарская группа Rimini Protokoll числится среди главных новаторов мировой сцены нового века. В коллектив, возникший в 2000 г., входят авторы-режиссеры Штефан Кэги, Хельгард Хауг и Даниэль Ветцель. Они могут работать вместе или по отдельности. А также в соавторстве с другими режиссерами. С 2002 г. все спектакли выходят под коллективным лейблом Rimini Protokoll.
Их часто называют лидерами документального театра, но это неточно. Просто Rimini Protokoll обнаружили, что реальность часто уже сама по себе театр, нужно лишь навести на нее рамку (подобно тому, как художник, указывая на уже существующий объект – реди-мейд, – превращает его в предмет искусства). И установить правила игры.
В игре участвуют не актеры, но акторы. То есть действующие субъекты, индивидуальные и коллективные. Акторами проектов Rimini Protokoll были бурильщики, работавшие в Казахстане; болгарские дальнобойщики; бразильские полицейские; акционеры концерна Daimler; уволенные сотрудники авиакомпании Sabena; операторы индийского колл-центра; бизнесмены из Нигерии; граждане десятка европейских городов; швейцарские коллекционеры моделей железных дорог и т. д. Список проектов группы огромен.
Актором может быть и зритель, но модная сегодня иммерсивность (вовлечение публики) – лишь один из инструментов Rimini Protokoll. Их базовый метод современное искусствоведение описывает как «делегированный перформанс». Речь идет о «действиях, переданных по принципу аутсорсинга непрофессионалам, которых попросили разыграть какой-либо аспект их идентичности», сформулировала в 2012 г. американский критик Клэр Бишоп. Или профессионалам из других областей, чьи навыки «встраиваются в перформанс как реди-мейд». По Бишоп, такие проекты связаны прежде всего с осмыслением этики и эстетики современного труда. Rimini Protokoll заняты именно этим – они напрямую знакомят нас с теми, кто ежедневными усилиями вращает мир потребления.
Спектакль Rimini Protokoll практически всегда высокотехнологичная штука. Технологии – это не только видео, интернет или сложная машинерия сцены, но и статистика с социологией. Практика Rimini Protokoll очень разнообразна, но может быть описана как триада ключевых понятий: экономика – воображение – коммуникация. Экономика – база, она создает ситуацию и ее участников. Воображение – средство, которое превращает эту ситуацию в игру. Коммуникация – цель: итогом проекта становится подключение зрителя – через живого, конкретного человека – к неизвестному или не замеченному прежде фрагменту реальности. «Игра для меня важнее месседжа, – говорит Штефан Кэги. – Наш театр – это скорее вопросы общения, чем передачи информации или обсуждения проблемы».
Олег Зинцов

СвернутьПрочитать полный текст

Первый – мэр Давоса Ханс Петер Михель. Второй – социолог шри-ланкийского происхождения Ганга Джей Аратнам, прогулявший в студенчестве фамильные миллионы и женившийся на троцкистке. Третья – кавалерственная дама ордена Почетного легиона и экс-глава женевской комиссии ООН по устойчивому развитию Сесиль Молинье, поработавшая в самых горячих точках Центральной Африки. Четвертая – родившаяся в Санкт-Петербурге София Шаркова, у которой несметное количество магистерских степеней, полученных в разных странах. Она лидер global shapers – молодежной организации «лидеров будущего», аккредитованной на всемирный экономический форум. Пятерку замыкает второй после мэра постоянный житель Давоса – доктор Отто Брандли, который точно ставит диагнозы всем участникам.

Иногда эксперты напрямую обращаются к конкретному зрителю: помните, как мы с вами заседали в комиссии по гигиене, у вашей компании тогда были имиджевые потери из-за состава порошковых смесей для младенцев?

Иногда сразу ко всем: поднимите руку, кто из вас белый мужчина средних лет. Лес рук. А кто женщина? Рук очень мало. Порядка 5%, уточняют эксперты. Статистика – один из важных инструментов Rimini Protokoll.

Зрелищность и партисипативность (т. е. участие публики в действии) в театре обычно противоречат друг другу – либо мы сидим и смотрим, либо ходим, выбираем, голосуем. В «Картине мира Давос» они сбалансированы подобно корпоративным и национальным интересам, конфликт которых положен в основу драматургии спектакля.

Пробегая по вехам истории форума, каждый из экспертов вспоминает, что делал в момент исторических событий. Например, пока Билл Клинтон шутил, что в Давосе собрались все госсекретари США, Ганга Джей Аратнам выкупал из борделя мумбайскую проститутку.

Экономика как театр

Механизмы современной экономики – одна из центральных тем Rimini Protokoll, но всякий раз авторы находят ее новый остроумный поворот. В спектакле «Мнемопарк» 80-летние швейцарские коллекционеры железных дорог, используя свои модели, объясняли публике, как устроена экономика Швейцарии. Airport Kids был документальным спектаклем о будущем. Его участники – «дети третьей культуры», чьи родители работают в транснациональных корпорациях, постоянно меняя страны и континенты, – рассказывали, как будет выглядеть мир, когда они станут взрослыми (а мы состаримся или умрем). Продуктом коллективного воображения становилась экономическая реальность, которую моделировали маленькие боссы.
Поводом для игры у Rimini Protokoll может служить не только экономическая практика, но и экономическая теория. Как в спектакле «Карл Маркс: «Капитал». Том 1», где были заняты восемь человек и несколько десятков томов «Капитала». Каждый из участников рассказывал о личных отношениях с этим фундаментальным текстом.
Но Rimini Protokoll не единственные, кто превращает экономику в театр. В немецко-голландском проекте Криса Кондека, Кристианы Кюль и Яна Линдерса «Прыжок дохлой кошки» (Dead Cat Bounce) зрители в реальном времени играли через интернет на Нью-Йоркской фондовой бирже. А в ожидании изменений котировок артисты проводили ликбез, объясняя, как работает биржа, включали интервью с аналитиками, рисовали графики и схемы.
Олег Зинцов

СвернутьПрочитать полный текст

Речи политиков смонтированы в сатирическом ключе, с повторами одних и тех же общих фраз в выступлениях разных лет и разных людей – из фразы «рынки оптимистичны» даже складывается припев.

Частные истории, напротив, даны бережно, с фотографиями и предметами из личных архивов. Иногда эксперты рассказывают их одному зрителю, глядя в глаза, или даже уводят его за кулисы – «в переговорную». Ведь форум еще и возможность напрямую обратиться к человеку, о котором читал в газетах.

В России как дома

За 11 лет, прошедших с первого визита в Москву Штефана Кэги, Rimini Protokoll показали несколько спектаклей на фестивалях NET и «Территория», а также адаптировали для нас три серийных проекта: Remote X, Cargo X и «В гостях. Европа».
В первом зрители-участники ходят по Петербургу и Москве с компьютерным аудиогидом, во втором ездят по московским окраинам на фуре с дальнобойщиками, а в третьем приходят в гости в московские квартиры, хозяева которых согласились пустить к себе посторонних людей.

Но частные истории переплетены с кейсами крупных компаний. Вот, например, Glencore импортирует медь из Замбии. Чтобы сфотографировать месторождения, приносящие местным жителям букет хронических заболеваний, социологу и леваку Аратнаму пришлось купить дом напротив разработок, потому что фотографировать на улице в Замбии запрещено, – и это совершенно реальная история, которую рассказывает сам участник. А вот телерепортаж, в котором китайский мультимиллиардер Джек Ма делится впечатлениями от встречи с Трампом. А в это время мэру Давоса приходится придумывать, как развести официальную делегацию Китая и демонстрацию за свободный Тибет.

Так как же принимаются большие политические решения в мире, где капитализация отдельных компаний превышает бюджеты некоторых государств? В этом зрителю предлагается разобраться, поучаствовав в мини-модели форума. Давосский форум интересует авторов спектакля не только как зрелище, но и как механизм представительной демократии. Конфликт национальных и корпоративных интересов разыгрывается в финале как хоккейный матч. Эксперты встают на сторону одной из команд. А зрители на трибунах делают руками волну – этому их научили в начале спектакля.

Все они с увлечением следят за тем, что происходит на ледовой мировой арене, просто кто-то сидит дальше, кто-то поближе, а некоторым даже удается обменяться парой слов с игроками.

Цюрих

Следующая серия показов в Берлине 8–11 марта

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать