В Московской филармонии сыграли оперу Моцарта «Дон Жуан»

Дирижер Стефано Монтанари и его певцы воспели свободу – в том числе от точности исполнения
Дирижер Стефано Монтанари похож на рок-звезду /Евгений Разумный

Оперный театр без режиссера, стихийно рождающийся на сцене Концертного зала Чайковского по ходу так называемого концертного исполнения опер, – дело привычное. Пусть костюмов и декораций нет – зато изобретательности в мизансценах хватает. Поклонникам жанра особенно везет, когда к певцам прибавляется харизматичный дирижер, вокруг которого – а не напротив, как в театре, – вертится все действие. Последний случай как раз таков – исполнением «Дон Жуана» руководил Стефано Монтанари, уже известный московской публике по другим моцартовским работам.

В 2006 г. – а кажется, что вчера, – продюсер Михаил Фихтенгольц уже организовывал на той же сцене исполнение «Дон Жуана», и тогда дирижером был Теодор Курентзис. Стефано Монтанари многим его напоминает: внешность рок-звезды, кожаные штаны и серьга в ухе, умение топать каблуком громче всего оркестра вкупе с литаврами. И конечно, современный, подтянутый Моцарт с аутентичной атакой звука – хоть и на современных инструментах. Разница между двумя дирижерами тоже присутствует: например, у Монтанари «Дон Жуан» оказался на один номер короче.

Отказ от финального ансамбля, заключающего оперу после провала главного героя в ад, дирижер мотивировал исторически: существуют две авторские версии. Но припишем решению маэстро и второй смысл: читать мораль «наказанному развратнику» после всего прозвучавшего решительно не хотелось – настолько по сердцу пришелся публике Дон Жуан с его любовью к приключениям и независимостью от общественного договора. Свобода, которую славит хор на балу у Дон Жуана в середине оперы, – вот ценность, о которой нам напомнил этот далекий от условностей концерт филармонического абонемента «Оперные шедевры».

Моцарт в свое время тоже любил свободу – к примеру, ему нравилось есть без парика, когда удавалось заказать обед в комнату. Он бы оценил, как вольно и лихо аккомпанирует Стефано Монтанари речитативы, а иногда – когда левая рука захочет – начинает добавлять басы к оркестру. Но не факт, что эта свобода пришлась бы ему по душе, когда оркестр, запущенный с непомерной скоростью, начинал расходиться на лету – а это проявилось уже в стремительной увертюре. Дело спасал веселый дух музицирования – улыбка счастья не сходила с лиц музыкантов Государственного камерного оркестра России, Даниэль Окулич и Андреас Вольф (Дон Жуан и Лепорелло) веселили публику гэгами, Морган Пирс (Мазетто) смешно обижался, и только теноровая серьезность Алексея Неклюдова (Дон Оттавио) вкупе с басовой инфернальностью Николая Казанского (Командор) напоминали, что речь не о шутках. А прекрасные героини соревнования (мягкая, не одолевшая колоратурный кусок Генриетта Бонде-Хансен – Донна Анна, звучная Лорен Снуффер – Донна Эльвира и полетно звучащая Софи Юнкер – Церлина) доказали, что у наказанного развратника был отменно хороший вкус.