Статья опубликована в № 4536 от 29.03.2018 под заголовком: Обойдемся без морали

В Московской филармонии сыграли оперу Моцарта «Дон Жуан»

Дирижер Стефано Монтанари и его певцы воспели свободу – в том числе от точности исполнения
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Оперный театр без режиссера, стихийно рождающийся на сцене Концертного зала Чайковского по ходу так называемого концертного исполнения опер, – дело привычное. Пусть костюмов и декораций нет – зато изобретательности в мизансценах хватает. Поклонникам жанра особенно везет, когда к певцам прибавляется харизматичный дирижер, вокруг которого – а не напротив, как в театре, – вертится все действие. Последний случай как раз таков – исполнением «Дон Жуана» руководил Стефано Монтанари, уже известный московской публике по другим моцартовским работам.

В 2006 г. – а кажется, что вчера, – продюсер Михаил Фихтенгольц уже организовывал на той же сцене исполнение «Дон Жуана», и тогда дирижером был Теодор Курентзис. Стефано Монтанари многим его напоминает: внешность рок-звезды, кожаные штаны и серьга в ухе, умение топать каблуком громче всего оркестра вкупе с литаврами. И конечно, современный, подтянутый Моцарт с аутентичной атакой звука – хоть и на современных инструментах. Разница между двумя дирижерами тоже присутствует: например, у Монтанари «Дон Жуан» оказался на один номер короче.

Отказ от финального ансамбля, заключающего оперу после провала главного героя в ад, дирижер мотивировал исторически: существуют две авторские версии. Но припишем решению маэстро и второй смысл: читать мораль «наказанному развратнику» после всего прозвучавшего решительно не хотелось – настолько по сердцу пришелся публике Дон Жуан с его любовью к приключениям и независимостью от общественного договора. Свобода, которую славит хор на балу у Дон Жуана в середине оперы, – вот ценность, о которой нам напомнил этот далекий от условностей концерт филармонического абонемента «Оперные шедевры».

Моцарт в свое время тоже любил свободу – к примеру, ему нравилось есть без парика, когда удавалось заказать обед в комнату. Он бы оценил, как вольно и лихо аккомпанирует Стефано Монтанари речитативы, а иногда – когда левая рука захочет – начинает добавлять басы к оркестру. Но не факт, что эта свобода пришлась бы ему по душе, когда оркестр, запущенный с непомерной скоростью, начинал расходиться на лету – а это проявилось уже в стремительной увертюре. Дело спасал веселый дух музицирования – улыбка счастья не сходила с лиц музыкантов Государственного камерного оркестра России, Даниэль Окулич и Андреас Вольф (Дон Жуан и Лепорелло) веселили публику гэгами, Морган Пирс (Мазетто) смешно обижался, и только теноровая серьезность Алексея Неклюдова (Дон Оттавио) вкупе с басовой инфернальностью Николая Казанского (Командор) напоминали, что речь не о шутках. А прекрасные героини соревнования (мягкая, не одолевшая колоратурный кусок Генриетта Бонде-Хансен – Донна Анна, звучная Лорен Снуффер – Донна Эльвира и полетно звучащая Софи Юнкер – Церлина) доказали, что у наказанного развратника был отменно хороший вкус.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more