Статья опубликована в № 4640 от 28.08.2018 под заголовком: Венеция будущего

Что покажут на 75-м Венецианском кинофестивале

Старейший в мире, он спорит с Каннами за звание самого современного
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

29 августа в Венеции открывается 75-й кинофестиваль (Мостра). Несмотря на пенсионный возраст, он твердо намерен показать Каннам, что соревнование фестивалей еще не окончено. Основанный в «светлейшей» Венеции по воле Бенито Муссолини в 1932 г. старейший в мире кинофестиваль пытается воспользоваться кризисом, охватившим Канны (которые негласно считаются в мире кинофорумом № 1), и показать кинематографической общественности, кто тут самый современный.

Виртуальный фестиваль

Незадолго до начала фестиваля аккредитовааные журналисты получили письмо из пресс-центра с просьбой не публиковать рецензий до начала официальных показов (т. е. тех, где кино представляет съемочная группа, а смотрит преимущественно непишущая публика). Этот шаг – чуть более мягкий вариант эмбарго, введенного в этом году Каннским фестивалем: чтобы создатели фильмов не глотали слез на красной дорожке, проверяя твиттер в кармане смокинга, рецензии должны появляться уже после того, как начнется вечерний показ (означает ли это, что можно будет потребовать у Райана Гослинга не светить в зале телефоном?). В отличие от Каннов Венеция не стала переверстывать расписание и оставила за прессой возможность смотреть фильмы раньше публики, просто обратилась к журналистам как ко взрослым, полагаясь на их сознательность, – жест, который лучше всего иллюстрирует подход венецианской Мостры и ее директора Антонио Барберы к многочисленным вызовам времени. Венеция в этом году намерена показать, что в отличие от Каннов не станет сопротивляться наступающему на киноиндустрию будущему, а будет получать от него удовольствие.

Второй год в Венеции проводится отдельный конкурс VR-фильмов. Чтобы нырнуть в виртуальную реальность, придется на лодке отправиться на о. Лазаретто, названный так из-за монастыря, в котором рыцари святого Лазаря облегчали страдания больным проказой (а в связи с эпидемией чумы тут на протяжении почти 300 лет был карантин), – метафора, которую можно прочесть по-разному, но, вероятнее всего, прокаженными скоро почувствуют себя те, кто в виртуальную реальность не торопится.

То, что стриминговый монстр Netflix, не договорившись в Каннами из-за непременного по французским законам кинотеатрального проката для конкурсных картин, отдаст свои фильмы в Венецию, было ясно сразу, и в программе Мостры значатся уже шесть нетфликсовских названий: пустячок, а подружке неприятно.

Самые ожидаемые фильмы Венеции-2018

В результате на о. Лидо покажут личный черно-белый автобиографический «Рим» Альфонсо Куарона (его «Гравитация» открывала 70-й Венецианский фестиваль, а потом принесла Куарону «Оскара» за лучшую режиссуру). Куарон сам снял «Рим» как оператор (серийный оскароносец Эммануэль Любецки, с которым Куарон делал все свои фильмы, кроме «Гарри Поттера и узника Азкабана», был занят, а плана Б у Куарона не было), при этом для камерного фильма о Мехико начала 1970-х он выбрал широкоформатную 65-миллиметровую цифровую камеру Alexa65 – решение, которое в сочетании со сложнейшей, как говорят, звуковой палитрой фильма требует кинотеатрального проката, а не только ротации на Netflix.

Братья Коэн покажут в Венеции переделанный из сериала в фильм вестерн «Баллада Бастера Скраггса» (любопытно, что авторы «Бартона Финка» и «Фарго» впервые изменили пленке с цифрой). Среди других венецианских фильмов Netflix – «22 июля» Пола Гринграсса о Брейвике; «На моей коже» Алессио Кремонини в качестве открытия секции «Горизонты»; завершенная силами стримингового гиганта последняя работа Орсона Уэллса «Другая сторона ветра» (Other side of the wind) и заодно документальный фильм о режиссере «Они полюбят меня, когда я умру» (They’ll love me when I’m dead). Убедительный аргумент от Netflix тем, кто после разлада с Каннами утверждал, что потеря невелика и фильмы, которые компания предлагает большим фестивалям, все равно на призы всерьез не претендуют.

Блуждающая маска

Помимо установки на современность Венеция наряду с фестивалями в Торонто и американском Теллурайде стала в последние годы важнейшей площадкой для так называемых оскаровских фильмов – обязательной остановкой в начале трудного пути к наградам. Многие дистрибуторы опасаются показывать свои фильмы в мае в Каннах: во-первых, это просто слишком рано, а во-вторых, негативная реакция может свести к нулю шансы картины доплестись до «Оскара». Венеция считается более дружелюбной площадкой, к тому же на стороне Барберы статистика (премьеры таких фильмов, как «Гравитация», «Бёрдмен», «В центре внимания», «Ла-ла ленд» и «Форма воды», случились именно на Лидо, и у всех была крайне счастливая оскаровская история). На подобную последовательность событий, очевидно, рассчитывает режиссер «Ла-ла ленда» Дэмьен Шазелл: фильмом открытия 75-го Венецианского кинофестиваля станет снятый им «Первый человек», история астронавта Нила Армстронга (сыграл всеамериканского героя, разумеется, Райан Гослинг). По слухам, «Первый человек» – не столько эпос о покорении космоса, сколько камерное размышление о возникновении культуры селебрити, способной из обычного человека сделать черт знает что.

«Фаворитка» грека Йоргоса Лантимоса, главного режиссера греческой «странной волны» («Клык», «Лобстер», «Убийство священного оленя»), явно один из самых ожидаемых в Венеции конкурсных фильмов: костюмная драма с участием Эммы Стоун, Рейчел Вайс и Оливии Коулман заставляет вспомнить «Марию Антуанетту» Софии Копполы и «Барри Линдона» Стэнли Кубрика, но надо знать Лантимоса с его мрачным юмором, обсессивно выстроенным визуальным рядом и античным чувством безжалостного рока, чтобы понимать, что по-настоящему похож он может быть только сам на себя. Оливия Коулман играет тут английскую королеву Анну, не слишком интересующуюся войной с Францией, так что у российского зрителя будет возможность сравнить эту интерпретацию скучающей королевы с версией, предложенной в «Стакане воды» Натальей Белохвостиковой.

Кроме Лантимоса в венецианской программе значатся еще несколько режиссеров-звезд: Жак Одийар с «Братьями Систерс», снявший «Зови меня своим именем» Лука Гуаданьино с ремейком классического хоррора Дарио Ардженто «Суспирия», «Петерлоо» британского классика Майка Ли о разгоне митинга в Манчестере, внеконкурсный режиссерский дебют Брэдли Купера «Звезда родилась» с участием Леди Гаги и экранизация часто встречающегося на пляжах в руках отдыхающих романа Элены Ферранте о сложностях женской дружбы «Моя гениальная подруга» (оптимизм внушает разве что фигура режиссера: Саверио Костанцо сняль психологический триллер «Голодные сердца» с Альбой Рорвахер и Адамом Драйвером).

Фильма Андрея Кончаловского о Микеланджело, несмотря на упорные слухи, в венецианском конкурсе нет. Но будет «Процесс» Сергея Лозницы, окончательно ставшего самым востребованным на крупнейших фестивалях режиссером, снимающим на русском языке. В Берлине показывали «День победы», в Каннах – «Донбасс», и вот смонтированная на материале открытых сталинских процессов картина уже в Венеции, и это все за год.

Также в Венеции будут представлены документальная «Акварела» Виктора Косаковского и «Человек, который удивил всех» – фильм Натальи Меркуловой и Алексея Чупова с неузнаваемым (не физически, а, как полагается, актерски) Евгением Цыгановым в главной роли отобрали в секцию «Горизонты». Судить о том, удастся ли Венеции отбить у Каннов статус главного в мире кинофестиваля, пока рано, но от стратегии по аккуратному преобразованию каждого промаха конкурента в свое преимущество сильный в отборе мяча венецианский директор Антонио Барбера в ближайшее время точно не откажется.

Венеция

Читать ещё
Preloader more