Статья опубликована в № 4724 от 25.12.2018 под заголовком: Театр в картине

Итоги оперного года подвела премьера оперы Россини «Путешествие в Реймс» в Большом театре

Быть частью европейской культуры – иногда это удается Большому очень хорошо
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Очаровательная опера Россини вписалась в линию копродукций с европейскими оперными домами. Эту линию Большой успешно развивает, украшая афиши именами лидеров мирового театра – режиссеров Дэвида Олдена («Билли Бад» Бриттена), Ричарда Джонса («Роделинда» Генделя) или Кэти Митчелл (его же «Альцина»). В эту компанию можно уверенно ввести и 43-летнего Дамиано Микьелетто, успевшего поставить множество опер и пьес на разных и хороших сценах мира, в том числе и в Зальцбурге. Он профессионален, талантлив, чувствует жанр и располагает отменной командой, в числе которой сценограф Паоло Фантин, художник по костюмам Карла Тети и виртуозный художник по свету Алессандро Карлетти. Все вместе они создали изящную, эффектную и продуманно меняющуюся картинку – а картинка в этой постановке едва ли не главное, поскольку шедевр Россини представлен в спектакле как пособие по истории искусств.

Живая галерея

Персонажи оперы, отправляющиеся в Реймс на коронацию Карла Х, по дороге застревают в гостинице «Золотая лилия». Это единственное сюжетное обстоятельство, имеющееся в опере, которая в остальном представляет собой дивертисмент из упоительных арий, дуэтов, ансамблей и не менее чарующих оркестровых интермеццо. По воле режиссера гостиница превращена в спектакле в картинную галерею, где на белых стенах развешаны хиты мирового музейного репертуара – «Юдифь» Джорджоне, «Портрет инфанты Маргариты» Веласкеса, «Танцовщица у фотографа» Дега, «Автопортрет с перевязанным ухом и трубкой» Ван Гога и многое другое, вплоть до человечков из One man show Кита Харинга. Персонажи иногда воспринимают их как живых – так, например, английский лорд пылает страстью к «Портрету мадам Икс» Джона Сарджента и адресует ему лирическую арию.

По ходу оперы герои картин сходят на землю – кто с головой Олоферна, кто с перевязанным ухом. Но это безмолвные статисты и статистки – им дано ожить, но не запеть. Поющим персонажам оперы уготована другая судьба – ближе к концу они, наоборот, оказываются фигурами огромной, во всю сцену, живой картины Франсуа Жерара (ученика Давида) «Коронация Карла Х». Не добравшись на коронацию в жизни, горе-путешественники все же становятся ее участниками на живописном полотне и попадают в историю искусства. Взаимообмен между живописью и сценой проведен в спектакле настолько блестяще, что иногда не понимаешь, где та грань, за которой живые тела и лица превратились в навек запечатленные в краске и рисунке.

Оперный Евросоюз

«Путешествие в Реймс» – копродукция Большого театра с тремя оперными домами. Премьера прошла в Амстердаме в 2015 г., затем спектакль играли в Копенгагене, а после Москвы он поедет еще в Сиднейскую оперу – ту самую, что стала архитектурным символом Австралии. А своим содержанием опера Россини отвечает международным контурам проекта даже лучше, чем другие копродукции российского театра: на коронацию Карла в Реймс направляются аристократы из разных стран Европы. Все хотят поздравить нового французского короля и заверить его в намерениях мира и совместного созидания. Поющая компания символизирует объединенную Европу – пусть с границами, но без колючей проволоки.

Самым симпатичным эпизодом спектакля оказался дуэт, в ходе которого выясняют отношения маркиза Мелибея и ревнивый граф Либенскоф. Оба они заключены в шикарную раму картины, их мизансцены утрированно живописны. А под картиной выясняет отношения пара статистов – современные мальчик и девочка, которые тоже почему-то поссорились, а теперь им надо помириться. Процесс примирения современных детей не остается не замечен оперной парой, она даже принимает в нем участие. В итоге мирятся те и другие, только дети обнимаются как в жизни, а маркиза и граф в раме принимают картинную счастливую позу.

Главные партии

В музыкальном отношении «Путешествие в Реймс» в целом сложилось удачно – что не удивительно, поскольку дирижер Туган Сохиев давно начал разминать этот материал: этой оперой он раньше дирижировал в Мариинском театре, а в начале 2017 г. предпринял полуконцертное исполнение в Большом. Список певцов, впрочем, несколько изменился: в партии римской поэтессы Коринны, исполняющей импровизации под звуки солирующей арфы, в первом составе теперь занята молодая Альбина Латипова – это ее первая большая партия, которую певица проводит с удивительной естественностью и музыкальностью. А рядом – действующая звезда лучших сцен Альбина Шагимуратова в партии графини де Фольвиль, шикующая колоратурами. Польскую маркизу Мелибею очень уверенно исполняет меццо-сопрано Елена Максимова, а хозяйку «Золотой лилии» мадам Кортезе, по воле постановщика превратившуюся в галеристку, – Хулькар Сабирова, удачно вписавшаяся в ансамбль еще в предыдущей россиниевской премьере Большого – «Севильском цирюльнике». Все эти партии одна богаче другой, и все – главные. А Россини не менее щедр и к мужчинам: в опере два тенора – шевалье Бельфьоре, которого легко и свободно поет Алексей Неклюдов, и русский граф Либенскоф, в партии которого щеголяет высокими нотами Рузиль Гатин. Для нас это имя новое, а тенор из Казани уже поет на итальянских сценах россиниевский репертуар.

Половину названных певцов можно считать европейцами, несмотря на русские или татарские имена. А вот европейцы с именами заграничными на сей раз не оказались на той же высоте: затрудненное пение Давида Менендеза не пошло на пользу партии влюбленного лорда Сиднея, а Жозе Фардилья в роли Дона Профондо оставил впечатление как хороший актер, но в антикварной арии фатально отстал от оркестра.

Большой резерв

Постановка, подобная «Путешествию в Реймс», говорит о том, что у Большого театра на ходу механизмы совместной работы с европейскими оперными институтами – но и есть собственные резервы. Они могут успешно пополняться, например, стажерами и выпускниками Молодежной оперной программы Большого театра, стабильно занимающейся поиском новых голосов, где бы они ни вздумали появиться, а потом их обучением школе и стилям.

Среди разнообразных концертов, которые «Молодежка» дала в уходящем году, оказался, например, такой – «Венская классическая оперетта. Арии и сцены». Стиль оперетты требует, пожалуй, даже большего аристократизма, лоска и юмора, чем иной оперный стиль, – но молодые артисты и артистки абсолютно уверенно с этим справились. Сцена Бетховенского зала превратилась в гостиную, где можно было подсмотреть за излияниями чувств венских бездельников, ловеласов, обольстительниц и интриганок. Репертуар отнюдь не строился на опереточных шлягерах – это были арии, дуэты, романсы, вальсы и один чардаш из редких оперетт Иоганна Штрауса, Франца Легара, Карла Миллекера, Франца фон Зуппе, Роберта Штольца и, конечно, Имре Кальмана. Молодые певцы овладели не только вокальными красками, но и правильным немецким произношением. И только в конце составитель и педагог-куратор программы Семен Скигин вывел гордость-выпускника – баритона Андрея Жилиховского с арией Мистера Икса из «Принцессы цирка» Кальмана со знакомым русским текстом, где лирический герой готов отправиться «снова туда, где море огней».

Еще одним приятным событием в афише театра стало открытие масштабной выставки «Музей и театр. Сто лет вместе», посвященной юбилею Музея Большого театра. Выставка открыта в Новом Манеже до 10 февраля 2019 г.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more