Статья опубликована в № 4897 от 12.09.2019 под заголовком: Первый оскорбивший

В Москву вернулся первый художник-политэмигрант

Выставка «Хорошо – плохо. Ретроспектива» напоминает, что без Авдея Тер-Оганьяна история современного российского искусства была бы куцей

В 1999 г. он бежал от суда и следствия, вменявшего художнику разжигание вражды по религиозным мотивам. Никто тогда ничего подобного не ожидал. История прогремела как предупредительный выстрел. В этом году истек срок давности, и первый политический эмигрант по статье 282 вернулся домой – но уже в другую Россию. Это интрига.

Авдей Тер-Оганьян никогда не был удобным художником, но историю современного искусства Москвы невозможно представить без его удалых начинаний. Без коллективного «Выхода футуристов на Кузнецкий» в 1993 г. Без лежащей фигуры мертвецки пьяного Авдея, таким образом давшего собственное прочтение тренду «В сторону объекта». Без выставки «Ольга Свиблова г...о, или Конец критического дискурса» (совместно с Зоей Черкасской). Без парижского одиночного пикета с требованием убрать его картины из Лувра в знак солидарности с художником Олегом Мавроматти, вторым политическим эмигрантом все по той же 282-й.

Preloader2
Полная версия доступна только подписчикам
С подпиской вы сможете:
  • Получить доступ к закрытым статьям на всех устройствах
  • Читать «Ведомости» без рекламы в мобильном приложении и без партнерских рекомендательных блоков на сайте
Подарки для годовых подписчиков
  • {{gift}}
Полная версия доступна только подписчикам
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more