Что нового в «Аббатстве Даунтон»

Вышедший в прокат фильм объединяет всех персонажей одноименного популярного сериала, но адресован не только его поклонникам
У бабушки (Мэгги Смит) и внучки (Мишель Докери) в фильме разные фамилии, но общие ценности /Focus Features

Время действия картины – 1927 год. Сюжет – визит в замок Даунтон короля Георга V с королевой Марией и подготовительная суета вокруг него. Предысторию семейства Кроули во главе с Робертом Кроули, графом Грэнтемом (Хью Бонневилль), и их слуг знать желательно, но вовсе не обязательно. Фильм «Аббатство Даунтон» венчает одноименный сериал, охвативший период с 1912 по 1926 г., как рождественская звезда венчает ветвистую елку. Но это и вполне самостоятельный сюжет.

Мир сериального Даунтона возродился в фильме, чтобы склониться к закату с поистине королевским достоинством – с почетным караулом и конным парадом, как и подобает самому английскому сериалу века, длившемуся шесть сезонов с 2010 по 2015 г.

Космос против хаоса

Главный итог многофигурного сюжета, рассказанного в сериале, – господа и слуги сообща отстояли упорядоченный космос аристократической усадьбы перед натиском хаоса истории, технического прогресса и социальных трансформаций.

Теперь, в 1927 г., когда разворачивается действие фильма, герои выстроились парадом планет перед светилом, о котором кухарка миссис Патмор (Лесли Никол) говорит: «Это король Англии, он один во вселенной». Такая расстановка символизирует не столько определенную систему ценностей, сколько ценность системы вообще, утверждая прагматический смысл принятых обществом правил, даже если они нелепы. Недаром фильм решен в духе переполоха и светопреставления.

«Поставить на место» – очень британская миссия. И ее исполняют на всех социальных этажах Даунтона – от лакеев до вдовствующей графини Грэнтем (Мэгги Смит). Даунтон потряхивает от предвкушения трудностей, которые его сословно смешанная община рождена преодолевать. Тому Брэнсону (Аллен Лич), некогда шоферу, а затем зятю графа, придется раскрыть заговор, коллективу слуг – устроить заговор, а еще надо починить водопровод.

Однажды в Госфорд-парке

Фильм «Аббатство Даунтон» – образцовый пример исторической фантастики, работающей на укрепление душевного равновесия зрителей. Но у него более сложная родословная, чем у других представителей жанра. В 2002 г. будущий создатель «Даунтона» Джулиан Феллоуз (сам барон, женатый на фрейлине королевы) получил «Оскара» за сценарий фильма Роберта Олтмена «Госфорд-парк». Уже там детективную интригу поглощали механизмы и ритуалы светской жизни образца 1932 г. во время охоты в дворянском гнезде. Действие было также распределено между слугами и господами, но самые сильные эмоции тех и других увязали в повседневности. «Аббатство Даунтон» никогда не претендовало на подобный уровень саркастического реализма в отношении к «старым добрым временам». Но печать качества в плетении людских и сословных отношений лежит и на отделке нового фильма по сценарию Феллоуза в постановке Майкла Энглера. Доброжелательность, воплощенная в образе Коры Кроули, леди Грэнтем (Элизабет Макговерн), побеждает тут все прочие человеческие качества.

Дворецкий Карсон (Джим Картер) в фильме, как и в сериале, остался одним из главных персонажей /Focus Features

Сериальная мозаика

Фильм элегантно смонтирован из коротких эпизодов и воспроизводит структуру сериала в миниатюре. В быстром темпе переходя от персонажа к персонажу, он, будто на многолюдном приеме, тепло здоровается с каждым, искусно скрывая спешку. Никто не обделен вниманием. Находится место даже для новых персонажей. Временно отстраненный от службы одинокий молодой дворецкий Барроу (Роберт Джеймс-Колье) встречает милого друга и попадает в причудливый мир – прототип провинциального гей-клуба. А у семейства Кроули появляется еще один член, незаконнорожденная красавица. В каждом случае намечена лирическая линия, но она не определяющая. В фильме сериальный Даунтон выплеснулся за рамки мелодраматических конструкций, его захлестнула жизнь, в которой любовь лишь пикантное дополнение к повседневным обязанностям.

Это удачно соответствует современным стандартам политкорректности. Фильм – идеальный объект для модного теста Бекдел на гендерную толерантность, согласно которому в произведении должны быть диалоги дам, беседующих о чем-то кроме мужчин. В «Аббатстве Даунтон» почти не говорят о мужчинах. Разве что в случае, когда мужчина – король. Или, напротив, провинившийся лакей.

Сантехника вызывали?

Пока у главных ворот ждут короля, с черного хода в Даунтон заходит харизматичный водопроводчик (Джеймс Картрайт) с приветствием «Сегодня ваш лучший день!». Это анекдотическое явление продолжает традицию сериала шутить при любых кислых обстоятельствах. В одном из его эпизодов сгустившуюся атмосферу внезапно разряжал труп турецкого любовника одной из дочерей графа, который мать, дочь и служанка под покровом ночи перетаскивали из комнаты в комнату.

Не будь «Аббатство Даунтон» титулованным собранием анекдотов, его можно было бы рекомендовать как пособие по трудовой этике. И в фильме это выходит на первый план. Среди остроумных колкостей, в которых истинная богиня – героиня Мэгги Смит, четко артикулированы протестантские истины. Например, «быть там, где ты приносишь больше пользы». И слуги, и леди не могут усидеть без дела, как будто все они без различия сословий – слаженная рабочая коммуна. Старшая дочь графа Грэнтема леди Мэри (Мишель Докери) не только управляет хозяйственными активами Даунтона, но и разгружает под дождем стулья для королевского парада.

Поэтому так досадно, что служба королевского протокола отстраняет персонал Даунтона от подготовки приема, заменяя трогательную миссис Патмор взбалмошным французским поваром и отключая старого дворецкого Карсона (Джим Картер) от управления банкетом. У героев отнимают кусок любимой работы, которой преданы все без исключения обитатели замка.

«Все хорошо, пока не станет плохо»

Эта фраза звучит в фильме как маркер его вневременности. Разумеется, социальные изменения 1910–1920-х гг. интересны авторам. Но скорее как повод найти еще больше преимуществ не то чтобы в прежнем порядке вещей, а просто в идее порядка. Ироническая фраза, брошенная одним из персонажей по поводу приезда монарха и его персонала, – «столько шума из-за людей, с которыми мы даже не знакомы» – больше характеризует наш век беспорядочных медийных и сетевых связей. Создатели «Аббатства Даунтон» не стремятся удержать бег времени. В фильме проходит не просто викторианская эпоха, но эпоха конкретно вот этих людей, этих лиц. И в анекдотическом сюжете возникает печаль о том, что все когда-нибудь кончается – сериал, век, жизнь.