Новыми героями фестиваля-школы «Территория» стали Томск и Тобольск

Их жители приняли активное участие в создании спектаклей о своих городах
В Томске каждый восьмой житель – студент. Неудивительно, что из разговоров с ними сложился живой и понятный любому спектакль /Глеб Кузнецов для Ведомостей

До Томска из Москвы лететь около четырех часов, до Тобольска лететь и ехать примерно шесть. Оба города расположены в болотистой местности с высокой влажностью, зимой очень холодно даже по сибирским меркам. Но дело не только в погодных условиях и географической отдаленности от столицы. В отличие от крупных региональных центров (Новосибирск, Екатеринбург, Пермь) тут пока типичная провинция. Это видно по пейзажам, это чувствуется в разговорах с местными жителями, для которых театральные проекты «Территории» почти такая же новость, какой была для Перми выставка «Русское бедное», устроенная московским галеристом Маратом Гельманом в 2008 г. в качестве прививки современного искусства. С тех пор Пермь успела побывать одной из культурных столиц страны (на театрально-музыкальные премьеры Теодора Курентзиса исправно летали из Москвы и Петербурга), а словосочетание «культурная децентрализация» перестало применяться исключительно к Европе: в крупнейшее событие превратилась Красноярская ярмарка книжной культуры (КРЯКК), которая проводится при поддержке Фонда Михаила Прохорова, появилась и расцвела Уральская индустриальная биеннале современного искусства в Екатеринбурге, активно расширял географию национальный театральный фестиваль «Золотая маска».

В «Камне с души» Тобольск стал инопланетным садом камней /Глеб Кузнецов для Ведомостей

Провинциальность не стоит преувеличивать. Художественный музей Тобольска, например, старейший в Сибири. А в Художественном музее Томска есть фантастические работы Петра Кончаловского и Михаила Ле-Дантю. Можно вспомнить и то, как для выставки «До востребования. Коллекции русского авангарда из региональных музеев» в Еврейском музее (Москва) искусствовед Андрей Сарабьянов собрал по разным городам 200 практически неизвестных шедевров.

Но если говорить о культуре не как о музеях и шедеврах, а как о живом процессе осмысления реальности, то все, пожалуй, только начинается. И в этом смысле у современного искусства, в том числе театра, огромное преимущество – сегодня оно уже не шокирует местную публику, как в Перми в 2008-м, а пытается найти язык для разговора с людьми и описания их жизни. И находит понимание.

Изначально назвавшись фестивалем-школой, «Территория» последовательно занималась расширением географии современного искусства – например, возила студентов театральных вузов со всей страны на московские гастроли европейских звезд. А в 2016 г. начала региональный проект «Арт-лаборатории» при поддержке компании «Сибур», зарегистрированной в Тобольске и уже привозившей туда спектакли «Золотой маски».

История жанра

Спектакли, исследующие город и его жителей, в последнее десятилетие выделились практически в отдельный жанр. Хрестоматийный уже пример – стартовавший в 2008 г. многосерийный проект группы Rimini Protokoll «100% Сity», основанный на статистике. Во всех городах на сцену выходит по 100 местных жителей (каждый представляет 1% населения – по полу, национальности, социальной страте и т. д.), чтобы в игровой форме обсудить актуальные общественные и политические проблемы. Первым в длинном списке городов был Берлин, а 36-м стал Воронеж, куда франшиза европейских театральных новаторов пришла в 2018 г. Но пока она до нас добиралась, жанр успешно освоил и российский театр.

В кировском театре «На Спасской» режиссер Борис Павлович предложил зрителям посмотреть на город глазами подростков. В спектакле «Я (не) уеду из Кирова» играли старшеклассники, которые рассказывали, почему хотят остаться в городе или уехать из него. Спектакль был поставлен в 2011 г., а уже к маю 2012-го большинство артистов получили аттестаты и уехали искать лучшей жизни в другие города.

Официальным признанием жанра можно считать «Золотую маску» в номинации «Эксперимент», которую получил в 2019 г. Всеволод Лисовский за поставленный в Ростове-на-Дону лирический спектакль-променад «Волшебная страна» – прогулку по родному городу, ставшему городом мертвых, оживающих лишь в воспоминаниях о местах и людях 1980-х.

Томск: диалог

Среди хрущевок, облицованных плиткой после капремонта, – деревянная архитектура, одна из главных достопримечательностей города, который до начала XX в. был полностью деревянным. Помимо отремонтированных памятников архитектуры вроде сказочного «дома с шатром», кругом разбросаны покосившиеся дома с резными наличниками. Они все еще жилые, большинство в аварийном состоянии, а еще их, как рассказывают местные, регулярно поджигают, освобождая землю под застройку в центре.

ТЮЗ тоже в центре, недалеко от набережной, напротив художественного музея. В гастрономе по соседству продают, кажется, самые вкусные конфеты «Птичье молоко» – томские. А томский ТЮЗ казался важной площадкой для фестиваля «Территория». Разновозрастная труппа с жаждущими нового молодыми артистами, молодой худрук, молодой директор – все были заинтересованы в развитии театра.

Спектакль «Студенты» – результат третьей арт-лаборатории. Основой послужили интервью, которые приезжий драматург Вячеслав Дурненков вместе с артистами театра брал у местных студентов, абитуриентов и выпускников. В городе шесть университетов, три из которых стоят на одной улице, каждый восьмой житель Томска – студент, поэтому тема напрашивалась сама собой. На сцене десятки интервью превратились в монолог студентки, которая приехала учиться в Томск по обмену из Италии. Ее история перебивалась воспоминаниями старших о времени их учебы. Разумеется, с массой баек – о том, как студентки сбегали танцевать рок-н-ролл, а из окон общежития политеха по праздникам выбрасывали технику. Декорациями стали гигантские деревянные значки геолокации, лежащие на боку. Именно на таких готовятся к экзаменам или отдыхают студенты ТГУ – летом они стоят на территории университета.

Спектакль получился ничуть не радикальным, смешным и близким самой разной публике – кто же не любит студенческих анекдотов! Только не факт, что подобные истории в томском ТЮЗе продолжатся: директор Владимир Казаченко теперь работает в московском «Сатириконе», а новым поставили артиста из местного драматического театра; художественный руководитель тоже ушел в конце прошлого года.

Тобольск: места и вещи

Когда-то градообразующим предприятием Тобольска была тюрьма. Кто здесь только не сидел: декабристы, Достоевский, Троцкий. Здесь есть памятник женам декабристов и Достоевскому в кандалах. А еще – Робинзону Крузо. Он здесь не сидел, но зимовал целых восемь месяцев в «Дальнейших приключениях Робинзона Крузо» Даниэля Дефо (чем так заинтересовал небольшой сибирский город английского писателя в начале XVIII в. – загадка).

Сейчас на месте тюрьмы музей сибирской каторги, а сам Тобольск – крупнейший промышленный центр страны по переработке сжиженных углеродных газов. 

Проект «Камень с души» художницы Анастасии Нефедовой на первый взгляд сделан более замысловато, чем томские «Студенты». Его прообраз – японский сад камней, в котором можно двигать камни и рисовать узоры на песке. В пространстве Свободного молодежного театра можно делать все то же самое, только в увеличенных масштабах.

В программке «Камень с души» называется «спектаклем-ландшафтом». По сути это скорее выставка, исследование города вместе с жителями. При входе первым делом обращаешь внимание на заполнившую стены и пол черно-белую графику в духе известной художницы Алисы Йоффе (все работы созданы участниками лаборатории). Пространство зала огорожено прозрачными пластиковыми занавесками с карманами. В них – смартфоны с видео: на одних люди рассказывают о своих любимых местах в городе, на других – о тех, где никогда не были. И город, в котором ты успел посмотреть только прилизанный кремль с церковью, становится совершенно другим. Ведь любимые места – это гараж покойного дедушки, лес, переправа с гигантскими кранами, которые здесь ласково называют «жирафиками».

Вскоре за пластиковым занавесом начинается перформанс. И зрители понимают, что им не просто так предложили переобуться в валенки из скотча – огороженный зал усыпан переливающимися кусочками пластмассы, которые имитируют снег гораздо лучше нарезанной бумаги. Артисты в самодельных костюмах из бумаги, пластмассы и скотча заполняют зал. Они двигают камни и рисуют узоры граблями на снегу, а к действию могут подключиться и зрители. Зал освещен красно-синими прожекторами, но под конец останется только свет, который льется из панорамных окон с улицы. К любому артисту можно подойти, и он расскажет личную историю о вещах, с которыми не может расстаться – почти как с любимыми местами, в которые хочется возвращаться. Мне рассказали о шкатулке мамы, которая до сих пор пахнет ею. И Тобольск перестал быть далекой и холодной точкой на карте.

Томск – Тобольск