Марк Руффало сыграл непохожих близнецов

Канал НВО начал транслировать мини-сериал «Я знаю, что это правда»
Марк Руффало – актер разносторонний: в этом кадре он и справа, и слева

Фокус с раздвоением известного актера в кадре не нов, но всегда эффектен. Не так давно его показал Том Харди. В фильме «Легенда» он сыграл братьев Крэй, знаменитых лондонских гангстеров 1960-х. Один был разумным, другой – бешеным. Харди играл не просто двух разных людей, но в разной манере: одного сдержанно, другого гротескно. У Марка Руффало в новом сериале НВО иная задача, но братья-близнецы Томас и Доминик Бердси отличаются так же разительно.

Ради Томаса Руффало даже серьезно набрал вес, взяв перерыв после того, как сыграл Доминика. Когда в кадре оба брата, это и правда разные люди. Разная мимика, разная пластика. Томас – шизофреник и вечная головная боль Доминика, который возится с братом как с ребенком. И как к ребенку к нему привязан.

Эта любовь видна с первой серии. И это удивительнее внешних трансформаций актера.

Сериал поставлен по бестселлеру Уолли Лэмба, вышедшему в 1998 г. Действие начинается в 1990-м с дикого эпизода: в публичной библиотеке Томас отрезает себе ножом кисть правой руки. Он никогда не был склонен к агрессии, он против войны в Персидском заливе. В больнице Томас говорит брату, что принес сакральную жертву, и умоляет не давать согласия на то, чтобы руку пришили. Несмотря на давление врачей, Доминик не подписывает бумагу: он единственный, кто видит в Томасе не опасного сумасшедшего, а человека со свободной волей.

Врачи и полиция смотрят на ситуацию иначе и отправляют Томаса в психиатрическую больницу строгого режима, по сути тюрьму. И тут срывается уже Доминик.

Режиссер сериала Дерек Сиенфрэнс известен пристрастием к тяжелым психологическим драмам («Место под соснами», «Свет в океане»), и книга Лэмба, конечно, его материал. Помимо сюжета борьбы за брата тут много еще разных ужасов: воспоминания о детстве с отчимом-абьюзером, смерть матери, смерть ребенка, после которой Доминик развелся с любимой женой. История с Томасом просто его добивает. Но и помимо нее тут с первых минут все словно сочится безумием, паранойя не только у Томаса, с ума сошел весь мир. И эта нервозность мгновенно узнаваемая, совершенно сегодняшняя — тут Сиенфрэнс попал в настроение дня.

Не первый раз такое кино снимает и оператор Джоди Ли Лайпс: в «Манчестере у моря» депрессии было не меньше. Но там камера работала более сдержанно, отстраненно, давала больше общих планов, а тут не скупится на крупные, все время вглядываясь в лицо Руффало: больно тебе? Пока терпимо? Не зря нам с порога цитируют Книгу Иова. Хотя можно вспомнить и чеховского Епиходова по прозвищу «Двадцать два несчастья».

Кроме акции Томаса в первой серии есть еще один дикий эпизод, хотя и совсем иного вроде бы свойства. В дом Доминика неожиданно вваливается женщина, которой он заказал перевод итальянского дневника своего деда. Напивается, грубо флиртует и, не встретив взаимности, взрывается истерикой. Руффало и Джульетт Льюис играют так, что зрителя шатает от смеха до отвращения, и это показательный пример как актерского класса, так и эмоциональных качелей, на которые подсаживает нас новый сериал НВО.

В России сериал транслирует онлайн-сервис «Амедиатека»