Стиль жизни
Бесплатный
Инна Осиновская

«Сегодня и художнику, и зрителю нужны образы и идеи, которые задевают за живое»

Произведения могут вызывать противоречивые чувства - уверен искусствовед Алистар Хикс
Искусствовед и куратор арт-коллекции Deutsche Bank Алистар Хикс

Коллекция Deutsche Bank насчитывает около 60 000 произведений современного искусства – это одно из крупнейших в мире корпоративных собраний. Картины, рисунки, фотографии размещены в офисах банка по всему миру, в частности и в России. В Москве и Петербурге в общей сложности хранится около 200 работ как русских художников (Илья Кабаков, Андрей Ройтер), так и немецких (Розмари Трокель, Ими Кнобель, Гюнтер Форг). Часть работ можно увидеть в Deutsche Bank KunstHalle, собственном выставочном зале банка в Берлине. В отделениях банка периодически проводятся бесплатные экскурсии. Также в каждой стране банк сотрудничает с местными галереями – с лондонской Тейт, с франкфуртским Städel Museum, организуя совместные выставки. А еще Deutsche Bank ежегодно выбирает Artist of the Year из числа молодых талантливых художников. Победитель получает поддержку банка, в том числе персональную выставку в Deutsche Bank KunstHalle и каталог к ней. О принципах составления собрания, арт-деятельности банка, цене и ценности современного искусства рассказывает куратор коллекции Алистар Хикс.

— Когда начала формироваться коллекция банка?

— Алистар Хикс. Первые картины были приобретены еще в 70-е годы позапрош­лого века, когда был основан Deutsche Bank. Потом, с 40-х годов XX века, коллекция стала пополняться регулярно, ну а в конце 70-х у нас появилась официальная арт-концепция – банк стал поддерживать молодое искусство, продвигать его.

— Собираете ли вы видеоарт, инсталляции?

— А.Х. В основном банк приобретает произведения на бумажных носителях: картины, фотографии, эскизы. Среди основных направлений – поп-арт, молодые лондонские художники, американский минимал-арт, художники новой лейпцигской школы, китайская, японская фотография и многое другое. Да, в коллекции есть и скульптура, и инсталляции, но немного.

— Можете назвать Ваши любимые работы?

— А.Х. Одна из самых любимых – картина Кандинского «Акварель с красным пятном» 1911 года, гордость коллекции и одно из первых приобретений банка. Я также очень ценю немецкого художника Йозефа Бойса. Он мне интересен и близок в первую очередь как теоретик постмодернизма: он считал, что важным средством выражения в современном искусстве является не образ, а текст. Сегодня это особенно актуальная идея, ведь тексты окружают нас с утра до вечера, мы превратились в «текстовый» мир.

— А вы бы сами решились сформулировать, что такое современное искусство, или это невозможно?

— А.Х. Вы правы, это сложно. Смешно слышать, когда кто-то говорит: «Я люблю современное искусство». Надо быть безумцем, чтоб его любить. Оно такое разнообразное. Можно любить отдельные направления, художников, отдельные произведения. А еще знаю по себе, что произведение может сначала вызывать раздражение, которое потом сменяется обожанием.

— Но есть ведь бесспорные признаки, что перед нами именно современное произведение.

— А.Х. Что можно сказать с определенностью, так это то, что мы переросли абстракционизм. Сегодня художнику и зрителю нужны внятные образы, нужны идеи, которые задевают за живое. Современное искусство – это микс многих способов выражения, приемов в одном произведении.

— Сразу ли вы пришли к пониманию, к приятию этого изобразительного формата?

— А.Х. О, далеко не сразу. Вообще я рос в семье военных, искусство у нас не очень-то ценилось. Пока ты ребенок, тебя водят в художественные кружки. Но вот тебе пять лет, и родители говорят: все, хватит заниматься ерундой. А когда мне было 15, я впервые увидел в музее Нефертити. И влюбился. В искусство. Надо сказать, что тогда же я впервые влюбился в девочку и мое сердце разрывалось между этими двумя страстями. К современному искусству я шел постепенно. После Нефертити было увлечение ранним Ренессансом, я прослушал специальный курс в University of St Andrews. Ну а вкус к современности мне привили Энн Бергсон, кузина французского философа Анри Бергсона, и ее муж Дик Ромин. Помимо эстетического интереса мною двигало и желание помочь, поддержать художников. Я стал интересоваться статистикой и обнаружил, что в Британии каждый год появляется 3000 выпускников художественных школ. И лишь сто из них устроены, работают по профессии. А что же остальные? Им нужны деньги, чтоб делать то, что они хотят, нужны выставки. И работая в Deutsche Bank, я им помогаю.

— Как и где вы охотитесь за интересными художниками, как их работы попадают в коллекцию?

— А.Х. У нас правило: банк никогда не покупает картины на аукционах. Потому что, во-первых, если художник выставлен на торгах, значит, он уже известен, ну а во-вторых, деньги от продажи картины не пойдут ему – какая уж тут помощь… Я отлавливаю работы в основном в галереях, ну и напрямую, у художников во всех концах света. Главные принципы: работа должна отражать современность, в ней должен быть смысл, красота. Однажды, когда я выступал с лекцией в Корее, одна девушка из зала задала мне вопрос. А потом выяснилось, что эта девушка – фотограф, учится в Берлине. Я посмот­рел ее работы и приобрел для банка серию фотографий. Бывают вот и такие неожиданные находки.

— Получается, вы обращаете внимание на неизвестных, начинающих, даете им возможность «вырасти», и дальше их картины приобретают ценность - становятся своего рода инвестицией, которой занимается банк?

— А.Х. По сути, так оно и получается практически всегда. Но я бы не хотел, чтоб это воспринималось именно таким образом. Главное, что банк не только занимается финансами, но и делает что-то важное в области культуры, просвещает. В штаб-квартире Deutsche Bank во Франкфурте каждый этаж посвящен какому-то одному художнику, и на кнопках в лифте вместо цифр – их имена. Это «переключает» людей, заставляет их задуматься о чем-то большем.

— Если все-таки рассматривать современное искусство как инвестицию, то как бы вы посоветовали правильно вкладывать деньги?

— А.Х. Начнем с того, что искусство, а тем более современное, – это роскошь. В том смысле, что это нечто, без чего вполне можно прожить. И это не самый очевидный объект для вложения денег. Вот, когда ты богат, когда ты уже купил дворец, яхту и самолет, что остается? Благотворительность и искусство. Как правило, ко мне за советом приходят именно такие люди, и они приходят подготовленными, они уже любят современное искусство и неплохо ориентируются на этом рынке. Приобретение картины, фотографии – это ведь не просто вложение капитала, но и эмоциональная покупка, тут без увлеченности нельзя. Что нужно знать – конечно, имена художников. Их не так много, этот рынок узок: Герхард Рихтер, Ансельм Кифер, Питер Дойг, Михаэль Борреманс, Паула Риго, Марлен Дюма. Далее необходимо знать ведущие галереи и водить знакомство с кураторами. Ну и охотиться надо не за художниками, а за картинами. Есть еще важный момент: лучше покупать произведения не на пике популярности, а когда они еще не столь известны, когда они еще не раскручены. Это более рискованно, зато может стать ценной инвестицией.

— А география искусства имеет значение? Есть ли такая тенденция, что художники из определенных стран сегодня становятся особенно востребованными?

— А.Х. Географии современного искусства посвящена моя последняя книга, она так и называется – The Global Art Compass. В любой точке мира есть свои сокровища. Но лично я ценю, когда художник перешагивает географические границы, когда он выражает некие глобальные идеи. Хороший пример этого – творчество индийской группы Raqs Media Collective. Их самая известная работа – часы, идущие вспять. Вместо указателей часов и минут на циферблате – слова, обозначающие сильные человеческие чувства, эмоции: вина, паника, страх и др. Ты смотришь на часы и ностальгируешь, думаешь о своей жизни, медитируешь. В этой вот «точке восприятия» настоящее современное искусство неотличимо от древнего или от классического искусства – оно заставляет зрителя думать, переживать и вовлекает его в свою игру. А это важнее любых инвестиций.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more