Стиль жизни
Бесплатный
Александр Губский

Хобби, ставшее бизнесом

Петер Стас, президент Frederique Constant Group, о часах «классических» и часах «умных»

Четверть века назад один голландец, торговавший электрооборудованием в Азии, решил заняться выпуском… классических швейцарских часов. Идея выглядела безумной, но на самом деле Петер Стас очень четко определил пустовавшую нишу: он выпустил механические часы с чистым и строгим – классическим – дизайном, да еще и по очень привлекательной цене.

Разыскивать в архивах давно забытый швейцарский бренд, созданный 200 лет назад, Стас не стал, а поступил честнее: назвал марку своих часов Frederique Constant – именами дедушки своей жены Алетты и своего дедушки – Фредерика Шрейнера и Константа Стаса.

Покупатели такое предложение оценили – последние 10 лет продажи компании растут на 10-20% в год, и сегодня в Frederique Constant Group входят уже три бренда: собственно Frederique Constant, спортивная марка Alpina и Ateliers de Monaco, под которой выпускаются часы класса haute horlogerie, продажи в этом году должны достичь 150 000 штук. На достигнутом Стас останавливаться не намерен: он строит здание новой мануфактуры под Женевой – по соседству с Patek Philippe и Rolex – и намерен довести годовой выпуск часов до 250 000 штук, в расширение производства группа инвестирует $16,75 млн.

Утвердившись в качестве производителя классических часов, Frederique Constant Group хочет стать одним из пионеров на новом рынке – умных (подключаемых к цифровым устройствам) - часов. В отличие от конкурентов, Стас предложил рынку умные часы не с электронным дисплеем, а с классическим стрелочным циферблатом, но с «умным» чипом внутри – и это произвело фурор. Именно с этих часов начался наш разговор со Стасом.

– Как родился ваш проект Swiss Horological Smartwatch?

– Первый проект стартовал весной 2012 г., изначально для бренда Alpina – это должны были быть умные спортивные часы. Но мы его аннулировали, поскольку для реализации той идеи необходимо было самостоятельно писать программное обеспечение, а у нас не было для этого людей.

Два года назад мы начали новый проект – под Android Wear, то же самое, что сейчас пытается сделать мистер Бивер (совместный проект компаний TAG Heuer, Google и Intel. – vedomosti.ru). Тот проект мы тоже забраковали, поскольку у таких часов большую часть времени циферблат остается черным – ради экономии энергии, и всё равно их необходимо каждую ночь заряжать. Идея, что часы нужно заряжать каждую ночь, нам радикально не нравится. К тому же какая красота в не светящемся черном циферблате? А мы продаем прекрасные часы. Третья причина, почему мы отвергли второй проект: на тот момент нельзя было сделать круглые умные часы – только квадратные, а мы приверженцы классической круглой формы.

Но, посещая различных поставщиков комплектующих, я обнаружил модуль шестеренок, с которым можно было работать и сделать умные часы, похожие на классические: с информацией, которая бы отображалась на классическом циферблате с помощью стрелок. Это решало сразу множество проблем – как дизайнерских, так и связанных с потреблением энергии.

Мы построили первый прототип, после чего я начал общаться с компаниями из Кремниевой долины: этот прототип еще предстояло наполнить программным обеспечением. Мы договорись с компанией Full Power из города Санта-Круз, и две команды разработчиков начали работать над программным обеспечением для будущих умных часов, базируясь на платформе MotionX, которая уже была у этой компании. То есть за нами была разработка механических частей часов. А за ними – все программное обеспечение, включая приложения под Android, iOS и облачные технологии. Тесты проводились на сотнях телефонов, в десятках стран и на 15 языках.

– Самая большая проблема с потребительской электроникой в том, что уже через пару лет она устаревает морально и физически, смартфоны выходят из моды, так как появляются новые, более функциональные модели, а программное обеспечение устаревает и его нужно обновлять. Вы осознаете такую проблему?

– Да, и нашли пути ее решения – мы не можем допустить, чтобы наши часы выходили из моды через два-три года. Мы гарантируем, что наши часы будут бесперебойно работать как минимум 10 лет (хотя очевидно, что срок их службы много больше). Есть два технических пути. Во-первых, обновление программного обеспечения: когда будет появляться новая версия ОС – неважно, Android или iOS, – Full Power будет разрабатывать обновление и выкладывать его в облаке. Когда пользователь будет открывать наше часовое приложение, оно будет связываться с облаком и закачивать обновления и затем производить обновление ПО непосредственно в часах. Более того, возможно появление новых функций: сейчас наши умные часы поддерживают 12 функций, возможно, в будущем из станет 20. Во-вторых, у наших часов модульная конструкция. Если в будущем технологии существенно изменятся – например, сейчас у нас Bluetooth 4.0.1, а через 5 лет будет, скажем 5.0.1, то можно будет заменить соответствующий электронный компонент в часах, не меняя самого механизма часов, циферблата и стрелок. И для владельцев механических часов это, кстати, совершенно нормальный срок – они знают, что часы нужно обслуживать каждые 4-5 лет.

Мы будем продвигать эту технологию не только для двух наших брендов Frederique Constant и Alpina, но также предлагать ее и другим часовым брендам. Чтобы создать открытую платформу и сделать ее массовой, необходимо обеспечить ей долгосрочную поддержку. Frederique Constant и Alpina недостаточно большие для этого. Мы уже нашли одного партнера – Mondaine – и [на часовой выставке Baselworld-2015] я уже говорил со многими заинтересовавшимися нашей технологией. Собственно модуль умных часов стоит денег, плюс будут лицензионные отчисления за каждые проданные часы, получателем платежей будет женевская компания ММТ – совместное предприятие, созданное нами и Full Power.

– Какова была реакция на ваши умные часы?

– Изначально я думал, что мы продадим в первый год 10 000, может 20 000 часов, но теперь мы удвоили заказ только на первую партию, в которой будет 20 000 часов. Потому что и цена не безумная – 995 франков: это красивые кварцевые часы, но с оригинальными и многочисленными дополнительными функциями.

– Как закончился для вашей группы прошлый год и чего вы ждете от нынешнего?

– В прошлом году мы выросли на 16,0%, несмотря на [политические] проблемы: войну на Украине, волнения в Гонконге, кампанию по борьбе с коррупцией в Китае... В этом году мы планируем вырасти на 15-20%, хотя и отдаем себе отчет в том, что ситуация в экономике не самая хорошая. Мы запустили новые умные часы, модель Alpina Manufacture Flyback Chronograph. То есть для нас это будет еще один прекрасный год, полный вызовов.

– Frederique Constant Group в последние 10 лет растет на 10-20% в год. За счет чего и как вы сохраняете компанию управляемой при таком росте?

– Пять лет назад мы начали активно нанимать менеджеров, специализирующихся на формировании цепочек поставщиков. Сегодня эти люди занимаются ежедневным руководством бизнесом. В прошлом этим занимались я и моя жена. Мы по-прежнему все контролируем, но уже не в ежедневном режиме. А такая команда менеджеров дорого стоит. И чтобы иметь возможность им платить, компания должна расти. То есть это улица с двухсторонним движением: чтобы расти, все сотрудники должны быть мотивированы.

– Ваша жена продолжает участвовать в руководстве компанией?

– Она в исполнительном комитете, отвечает за разработку новых коллекций, за отношения с поставщиками и за связи с общественностью. И также она представляет компанию в других странах. Например, мы считаем Индию очень перспективным рынком для нас, она летает туда 3-4 раза в год.

– Марку Alpina вы купили в 2002 году. А как в вашей группе появился бренд Ateliers de Monaco?

– У нас работали молодые талантливые ребята с прекрасными идеями. Мы не хотели, чтобы они уходили. А кто-то из них сказал: "Я ухожу, сделаю свою компанию". Мы ответили: "Подожди, делать часы в одиночку – это еще не компания". И мы предложили другой вариант: мы даем часть денег на новый бренд, они добавляют свои, становятся партнерами, но продолжают работать на нас. Так все и началось – дело было перед самым кризисом 2008 г. Началось с очень маленьких объемов, потому что для нас Ateliers de Monaco был третьим брендом в списке приоритетов, а главной нашей задачей на тот момент было удержать этих ребят у нас.

Но с тех пор ситуация изменилась. Часы Ateliers de Monaco получили знак качества Poincon de Geneve, у марки также появился хронограф-флайбек. И мы думаем нанять марке собственного гендиректора – с тем, чтобы часы Ateliers de Monaco появились у 20 главных ритейлеров мира (сейчас ими торгуют только шесть). 150 часов в год – для Atelier de Monaco это будет достаточный уровень. У марки уже достаточно моделей, про которые можно и нужно говорить – турбийон, минутный репетир, вечный календарь, автомат, хронограф и Poincon de Geneve. Теперь там нужно предпринять больше усилий на коммерческом фронте.

Среднесрочная цель нашей группы – 250 000 часов в год. Особенно большие перспективы роста у бренда Alpina – у него сейчас только 500 точек продаж. Для сравнения: у Frederic Constant – 2800 точек продаж.

– То есть как группа вы не действуете, когда продвигаете свои часы?

– Частично. В том, что касается маркетинга и бренд-позиционирования, Frederique Constant и Alpina – очень разные. Даже и в продажах: из тех 500 точек, где продается Alpina, Frederique Constant представлен только в половине. В этом году мы сделаем 17 000 часов Alpina – это все еще маленький ребенок, у Frederique Constant будет где-то 135 000 часов.

– Чтобы увеличить производство до 250 000 вам понадобится больше людей?

– Да, для нового здания мы будем нанимать новых людей. Сейчас у нас в компании по всему миру работают 170 человек. Мы крайне децентрализованы. У дистрибуторов на нас работают еще 200 человек, а в компаниях, работающих с нами по субконтрактам, – еще 1000 человек. Мы будем увеличивать количество собственных сотрудников, сохраняя прежним количество сотрудников у компаний-партнеров.

– Насколько важным рынком для вас является Россия?

– Россия дает 6% нашего оборота. Надеюсь, что эта доля сохранится, даже несмотря на ослабевший рубль.

– Вашей компании 26 лет. Cколько сотрудников работают у вас с самого начала?

– (Улыбается) За это время наши старейшие сотрудники уже вышли на пенсию, достигнув 65 лет. Сейчас у нас есть сотрудник, которому 64 года, он работает с нами с тех самых пор, когда мы переехали в Швейцарию, – то есть уже 17 лет.

К счастью, у нас очень низкая текучесть кадров: мы нанимаем очень молодых сотрудников, обучаем их и создаем им прекрасную мотивацию – у нас они могут прекрасно развиваться и расти. И амбициозные люди, которые хотят добиться большего, приходят к нам даже из Patek Philippe, Vacheron Constantin и других наших соседей из План-лез-Уат.

– Какие были лучшие и худшие моменты в жизни компании за эти 26 лет?

– Хороших моментов было очень много – ежегодное появление новых продуктов, создание нашего мануфактурного калибра, сейчас замечательный момент – мы создали по-настоящему инновационную вещь, Swiss Horological Smartwatch. Плохие вещи тоже иногда случались – например, клиенты, которые не платили. К счастью, теперь у нас есть профессиональные менеджеры, которые решают подобного рода проблемы гораздо лучше. Я по-прежнему гендиректор Frederique Constant, у Alpina есть свой гендиректор и думаем нанять гендиректора для Ateliers de Monaco.

– Swatch Group больше не поставляет вам компоненты для часов?

– Когда-то отношения со Swatch Group действительно были проблемой, но теперь я об этом и думать забыл. Сейчас у нас 35% часов с кварцевыми механизмами Ronda, 40% – механических часов начального уровня с автоматическим калибром Sellita и 25% часов – с нашим собственным мануфактурным калибром. Swatch Group нам поставляет всего 1000 механизмов, притом что мы производим 150 000 часов в год.

– Насколько вам сложно вести часовой бизнес в Швейцарии, вы ощущаете себя иностранцами?

– Честный ответ: да. Не в бизнесе – в бизнесе, думаю, нас уважают, а в повседневной жизни. Швейцарцы совсем другие по сравнению с голландцами – голландцы более открытые, более жизнерадостные. И по прошествии почти 18 лет жизни в Швейцарии мы по-прежнему чувствуем себя гораздо более голландцами, чем швейцарцами.

– Вы с женой – голландцы, не из часового мира. Как вам вообще пришла идея заняться часами?

– Я работал на компанию Philips в Азии и обратил внимание, какой популярностью пользовались там швейцарские часы. Но все эти прекрасные часы стоили от 10 000 швейцарских франков и выше. Мы не могли позволить купить себе такие дорогие часы, поскольку у нас не было на них денег, а дешевые мы покупать не хотели, потому что они были некрасивыми. И так мы пришли к мысли: почему нам самим не сделать, используя новые технологии, красивые классические часы?

Работая по вечерам, мы сделали шесть прототипов и нашли на них покупателя. То есть все начиналось как хобби, но при этом с самого начала мы понимали, что у этого хобби есть серьезные перспективы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more