«Мы построили отели, открыли необычные направления и развиваем философию идеального all inclusive»

Президент турфирмы Club Med Анри Жискар д’Эстен об отце, о московском «бутике» и all inclusive класса люкс

Компания Club Med продавала через партнеров туры в Россию еще в 1990-е гг., но число клиентов постепенно росло, достигнув к 2010 г. 11 000 человек, и руководство фирмы наконец решилось на смелый шаг – открыть собственное представительство в России и «бутик» в центре Москвы, на Большой Дмитровке. Да-да, это не просто офис продаж, а целое концептуальное пространство, где проходят встречи с партнерами и тематические мероприятия с клиентами. Дизайн помещения выдержан в стиле luxury apartment, здесь имеется отдельный vip-зал, где в камерной обстановке можно обсудить все детали предстоящего путешествия. Также в бутике есть возможность познакомиться с предполагаемым местом отдыха с помощью специальных очков виртуальной реальности: если их надеть, возникает иллюзия физического присутствия на курорте.

Направления отдыха Club Med – цивилизованная экзотика, незаезженные, а также модные маршруты. Основные пляжные направления – Маврикий, Марокко, Доминиканская Республика, Мексика; горнолыжные – Французские Альпы; также на выбор предлагаются курортные городки в Китае (горнолыжный в Ябули и пляжный в Гуйлине), курорт на острове Донгао и планируется открытие нового отеля в Санье - на юге острова Хайнань. Есть в коллекции Club Med и частные виллы, например Albion Villas на Маврикии с круглосуточным обслуживанием в номерах, отдельным выходом к пляжу и индивидуальными спа-программами. Всего в коллекции Club Med около 66 курортов класса люкс, оцененных по особенному рейтингу: вместо звезд – трезубцы.

Президент компании Анри Жискар д’Эстен, французский бизнесмен, общественный деятель, сын экс-президента Франции Валери Жискар д’Эстена, приезжал в Москву на открытие бутика и рассказал о тонкостях ведения туристического бизнеса в кризисные времена, а заодно - о своем стиле жизни и о семье.

– Восхищаюсь вашей смелостью – открыть бутик в России в такое трудное время...

– Да, ситуация тяжелая. За последние два года туристический рынок в России сократился более чем на 60%, многие операторы вышли из игры. Однако спрос просел меньше: к примеру, на лыжные курорты в Альпах в России он снизился лишь на 20%. Вот эту лакуну мы и хотим заполнить, своего клиента мы найдем. И к концу 2018 г. собираемся увеличить количество клиентов на 40% и расширить долю на рынке с 16 до 25%.

– Кто ваш клиент?

– Это люди, которые готовы потратить порядка 450 000 руб. на двухнедельный отдых с семьей. Те, кто был готов выложить эту сумму в 2013 г., готовы сделать это и сейчас.

– Но сейчас-то, наверное, цены приходится поднимать? И 450 000 рублей превращаются в миллион?

– А вот и нет. Мы приняли антикризисный план. Во-первых, зафиксировали цены в рублях (если клиент внес депозит на поездку, мы гарантируем, что из-за изменения стоимости валюты цена не изменится). Во-вторых, мы заморозили курс евро, в-третьих, отдых дошкольников теперь у нас бесплатный.

– Расскажите, как и когда вы пришли в компанию и что с тех пор вам удалось в ней изменить?

– До Club Med я был генеральным директором в Evian. Сначала мне было интересно, но потом я хорошо изучил рынок, изучил этот бизнес, и мне стало слишком легко, захотелось сложностей. А туристический рынок показался мне сложным. Меня вдохновила история компании, одного из первых туроператоров в Европе, который начал работать еще в 50-е гг. прошлого века.

Но многое пришлось и изменить. Для начала я закрыл 75% наших курортов, которые, на мой взгляд, не соответствовали понятию luxury, и в итоге вывел компанию на новый уровень. Мы построили отели, открыли необычные направления и развиваем сегодня философию идеального отдыха all inclusive.

Лучшие отели мира – победители премии Prix Villegiature

– А что роскошного в отдыхе all inclusive? Для россиянина этот термин ассоциируется с бюджетными каникулами где-нибудь в Египте...

– Вы правы. Это совсем не тот all inclusive, думаю, нам надо придумать другой термин. Речь об идеальном отдыхе, о том, что, продавая тур, мы побеспокоились обо всем, предусмотрели все пожелания клиента и предложили ему даже больше. Так, например, в нашем all inclusive на горном курорте включен ski-pass; если вы едете с детьми, их можно оставить с бебиситтерами или детскими тренерами. К вашим услугам наша команда G.O. (Джио – от французского gentils organisateurs, «милые организаторы». – Прим. ред.) – это и батлеры, и аниматоры, и консьержи в одном лице.

К программе развлечений, «анимации» мы относимся очень серьезно и с фантазией. Дайвинг в поисках гигантского ската, обучение гольфу с индивидуальным тренером, мини-путешествие на мачтовом паруснике Club Med 2... А прошлым летом на курорте в Пунта-Кане открылась площадка, созданная по сценарию Cirque du Soleil, и теперь гости могут разучивать акробатические трюки известного цирка... Наш all inclusive – это попытка исполнить и предвосхитить все желания клиента.

– Так может быть, тогда назвать эту систему dream inclusive?

– Отличная идея, спасибо. Не хотите пойти к нам работать в маркетинговый отдел? (Смеется.) Исполнение мечты – это настоящая роскошь.

– А что для вас роскошь вообще?

– Роскошь – это... пространство и время. Во-первых, это личное пространство, возможность любоваться чем-то прекрасным. Мы живем в больших городах, все время спешим, мы уперлись в смартфоны и не успеваем радоваться жизни. Поэтому свободное время, когда мы никому ничего не должны, – настоящая роскошь. У меня напряженный ритм жизни, каждую неделю я куда-то лечу. Самолет – мой второй дом. Поэтому я обожаю гулять и смотреть вокруг. Но самолет на самом деле тоже люблю. Ведь это единственное место, куда еще не проник интернет, где ты можешь немного побыть один.

– Я думаю, вам нечасто удается остаться незамеченным. Скажите, ваша фамилия, фамилия вашего знаменитого отца, помогает или мешает в жизни?

– Сложность в том, что люди обязательно сравнивают меня с отцом. И в юности у меня было чувство, что я должен оправдывать имя, оправдывать высокие ожидания. А ожидания не оправдываются, и иногда это даже радует. Услышав, что я Жискар д’Эстен, от меня непременно ждут глубокой серьезности. А я люблю посмеяться, пошутить и над собой, и над другими.

– Какое влияние оказал на вас отец? Что вы переняли от него?

– Как вы знаете, мой отец либерал, и это, конечно, проявлялось и в воспитании. Он никогда не принуждал, не заставлял меня что-то делать, уважал мою свободу, даже когда я был ребенком. И за это я очень ему благодарен. А еще он научил меня уважать и любить другие страны, и благодаря ему я, кстати, люблю Россию (как вы знаете, во время его правления, несмотря на железный занавес, отношения России и Франции были теплыми). Я люблю русскую литературу и музыку. И однажды мы всей семьей даже ездили в Петербург отмечать Новый год!

– Знаю, что в юности вы помогали отцу: в 1981 г. участвовали в его предвыборной кампании, а в 22 года стали самым молодым служащим Генерального совета Франции. Почему из политики вы в итоге ушли в бизнес?

– Раньше мне казалось, что заниматься политикой – это благородное дело, что ты можешь что-то изменить в мире. Но сегодня политика – это технологии, и мне это скучно. Конечно, гораздо веселее руководить компанией, чем страной. Ведь в компании ты действительно можешь что-то изменить к лучшему.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать