«До Олимпиады Сочи никогда не воспринимался люксовым курортом»

Генеральный менеджер «Swissotel Resort Сочи Камелия» Георгий Георгиев о прошлом, настоящем и будущем курорта

Сочинский отель «Камелия» сохранил историческое название, исторический главный корпус, оригинальный ландшафтный дизайн с каскадом водопадов и при этом полностью преобразился. Пятизвездочный отель на 203 номера под брендом «Swissotel Resort Сочи Камелия» открылся в январе 2014 г. – перед зимней Олимпиадой. Возглавил его – редчайший для отеля топ-уровня в России случай – россиянин, Георгий Георгиев. В интервью «Ведомостям» Георгиев рассказал, как развивается Сочи и чего он ждет от летнего туристического сезона.

– Когда вы возглавили отель, он еще не был достроен?

– Да, когда я пришел в августе 2013 г., отель еще строился. Это был непростой период для всех: сроки поджимали. Тем более что мы были олимпийским объектом – у нас жили олимпийские делегации. Так что к нам было особое внимание. Но мы открылись без нареканий. Непосредственно во время проведения Олимпиады у нас была очень сильная поддержка со стороны FRHI (группа FRHI Hotels & Resorts, управляющая отелями и курортами под брендами Fairmont, Raffles и Swissôtel. – «Ведомости»): на усиление приехала большая группа профессионалов из разных отелей сети.

– Олимпиада стала для вас большим стрессом?

– Для нас стрессом было открыться к Олимпиаде, сама Олимпиада никаким стрессом не была. Хотя мы все ждали, что настоящий стресс появится, когда откроются игры, но вот Олимпиада началась, а у нас все идет спокойно и по плану. Гости остались довольны. Но я помню, как мы спорили с представителями компаний – спонсоров Олимпиады, сотрудники которых должны были у нас жить. Они говорили: вы не успеете открыться в срок и должны заявить об этом; мы говорили: не волнуйтесь, успеем. И мы успели, все прошло прекрасно, и с тех пор мы дружим, у нас замечательные отношения.

– У вас были фиксированные цены на размещение. Вы заработали что-то на Олимпиаде?

– Конечно, мы заработали на Олимпиаде. Цены на номера были неплохие. Плюс люди у нас не только жили, но и проводили мероприятия, так что мы зарабатывали еще и на ресторанах.

– А после Олимпиады?

– Это был новый стресс. Игры закончились, и наступила тишина – город опустел. До мая 2014 г. здесь ничего не происходило с точки зрения загрузки отелей. Но не вижу в этом ничего странного. До Олимпиады Сочи никогда не воспринимался люксовым курортом – это был город, в котором можно передвигаться от санатория к санаторию, делать здесь было больше нечего. Но с мая 2014 г. пошел спрос на услуги отелей, и летом он был уже ощутимым. В том же году у нас случилась «Формула-1», город опять наполнился людьми. А дальше, я думаю, включилось сарафанное радио.

– Но и санкции, и падение рубля вам сыграли на руку?

– Да, факторов было много. Я не берусь утверждать, что мы тут в Сочи все такие классные, что все туристы тут же забыли про Ниццу и Канны. Но ведь как могло случиться: люди приехали, и им не понравилось. Они стали бы говорить: не надо ездить в Сочи. К счастью, этого не произошло. Мы – и другие сочинские отели – подошли к вопросу серьезно, и люди убедились: если мы пишем «пять звезд», то это действительно «пять звезд». При этом наши цены не отличаются сильно от цен пятизвездочных отелей, скажем, в Марбелье. Но для наших гостей важно, что у нас они могут общаться на русском языке: они могут сказать все, что они хотят, на своем родном языке, и их поймут.

Следующий момент – транспортная доступность Сочи: основной поток туристов к нам идет из Москвы, Краснодара, Ростова-на-Дону, Санкт-Петербурга, а из этих городов добираться до Сочи довольно быстро.

– У вас прибрежный отель, то есть он по определению ориентирован на летний отдых. Как вы сглаживаете сезонность?

– Мы не стоим пустыми в низкий сезон. Есть группы, бизнес-туризм, выездные конференции и командообразующие туры крупных компаний. И на такой туризм спрос значительно вырос. Есть туризм выходного дня: почему не выехать в Сочи на уикенд? Люди приезжают сменить обстановку, за впечатлениями. Плюс в город приходят деньги, так что люди приезжают сюда в том числе и по бизнесу. Так что даже в низкий сезон Сочи востребован. Самый тихий период в Сочи – это ноябрь. В это время нам нужно быть очень креативными и предприимчивыми, чтобы привлекать гостей.

– Зато на эти летние месяцы, я слышал, у вас уже 100%-ная загрузка.

– Да, загрузка будет очень высокой. Если не случится каких-то катаклизмов, то это должен быть очень хороший сезон. Люди услышали про Сочи, они хотят сюда приезжать.

– А как вы сами оказались в Сочи?

– Я работал в московском Swissotel, был в команде, которая его открывала. Потом у меня был короткий период, когда я решил, что не хочу больше работать в гостиничной индустрии, но я очень быстро вернулся. Я сохранил хорошие отношения с менеджментом Swissotel, и когда появилась должность в Сочи, то ее предложили мне.

– Вы долго думали над этим предложением, какие были «за» и «против»?

– Я последний раз был в командировке в Сочи в 2007 г. и совершенно не представлял, как изменился город за эти годы. Но мне показалось, что это интересный проект, а Олимпиада – значимое событие, и мне захотелось стать свидетелем и участником этого. И сейчас я не жалею об этом – это был правильный выбор. Конечно, когда ты молодой москвич и переезжаешь в Сочи, может случиться культурный шок – скорость жизни совсем другая. К этому надо привыкнуть. Но плюсов здесь тоже хватает: погода, море, природа. Недавно я читал, что Сочи признали самым экологически чистым городом в России. Не знаю, самый ли он чистый, но то, что чистый, это точно.

Сочи, конечно, очень сильно изменился – даже по сравнению с 2013 г., когда я сюда приехал. Очевидно, что в город идут серьезные деньги, сюда стали приезжать богатые люди – и это помогает меняться и городу, и людям, которые тут живут и работают.

Лучшие отели России по версии TripAdvisor

– Сколько людей работает в вашем отеле?

– Наш постоянный штат - 140 человек плюс сезонные сотрудники, это еще около 100 человек. Местных жителей не много, в Сочи едут работать со всей страны, потому что город на слуху и здесь есть рабочие места. Часто люди работают сезонно: зимой - в отелях Красной Поляны, летом спускаются к морю. И для нас это очень хороший вариант – было бы гораздо хуже, если бы такой возможности не было. Мы находимся в контакте с отелями Красной Поляны, мы не конкуренты и помогаем друг другу сохранить персонал.

Сейчас в отеле трудится всего один иностранец, остальные менеджеры – русские, даже шеф-повар у нас русская, Оксана Нагорская. В России уже появилось поколение управленцев, которые учились у иностранцев, но теперь готовы сами становиться руководителями и делают свою работу не хуже, чем ее раньше делали заграничные специалисты. К тому же иностранные менеджеры обходятся компаниям дорого, сейчас практически никто не хочет номинировать зарплаты в валюте.

– А кто ваши конкуренты в прибрежном кластере Сочи?

– Hyаtt, Pullman, Radisson Paradise.

– А «Родина»?

– Это бутик-отель со своей клиентурой, их цена в два раза выше нашей – при том что и мы дорогой отель, – поэтому мы не рассматриваем их как непосредственных конкурентов.

– Лучшие отели Сочи имеют собственные пляжи. На ваш пляж не постояльцы отеля могут попасть?

– Доступ на береговую линию бесплатный для всех – и гостей отеля, и не гостей (платные у нас лежаки и проч.). Но даже не гостям мы все равно выдаем пропуска на пляж, потому что заботимся о безопасности и спокойствии своих постояльцев и смотрим, кто и зачем к нам приходит.

Но вообще, достаточно сложно затащить местную публику в отель, потому что он воспринимается как закрытое место. Даже в Москве это удалось лишь считанным отелям: Swissotel с баром City Space, Ritz-Carlton c “О2” и Hyatt с «Консерваторией». Но свадеб у нас проходит очень много. Мы, наверное, самый популярный в Сочи отель для свадебных фотосессий. Да, за это нужно платить, но людей это не смущает.

– Самые необычный запрос вашего гостя?

– Не могу сказать, чтобы меня что-то хоть раз поразило в запросах гостей. Бывают запросы сложные. Например, особый сорт молока, которого в Сочи просто нет, – пришлось отправлять за ним человека в Краснодар.

Или к нам приезжали супруги Лэнгфорд – самые лояльные клиенты сети FRHI. Они путешествуют по всем отелям сети в мире, и список того, что они любят и что не любят, как должно быть организовано их обслуживание, был очень обширным. Они остались довольны.

Кто из иностранцев потратил на отели в России больше всего

– А много ли к вам приезжает иностранных гостей? И появились ли уже постоянные клиенты?

– Иностранцев 3-4% от общего числа гостей. В основном по бизнесу, но есть и туристы. Постоянные клиенты уже появились, есть гости, которые приезжали к нам по 10-15 раз. На майские праздники отель был полон, и было очень отрадно видеть, как наши постоянные гости из разных городов с радостью встречались вновь – и друг с другом, и с персоналом. То есть людям у нас нравится – а что может быть важнее, чем это?

– Вы профессиональный ресторанный и гостиничный менеджер. Почему вы выбрали эту сферу?

– Когда я был юн, кто-то меня убедил, что гостиничный бизнес – очень прибыльный и перспективный. Я тогда жил в Испании и пошел получать второе образование – в филиал швейцарской гостиничной школы Les Roches. Потом работал в отеле в Intercontinental в Барселоне. А вернувшись в Россию, первое время по наивности не мог понять, почему мне – такому классному – не дают сразу в управление отель. Но пережил это, начал двигаться по карьерной лестнице.

Ты или любишь гостиничный бизнес, или нет. Мне это нравится, а вот офисным сотрудником я быть не могу – хотя бумажной работы у меня тоже немало. Но я всегда могу выйти в лобби, общаться с гостями, и это никогда не бывает скучно – всегда найдется кто-то, кто внесет в вашу жизнь новые краски.