«Еще я хочу частный остров La Datcha – на Мальдивах или на Сейшелах»

Олег Тиньков рассказывает о своем новом туристическом проекте, ориентированном на богатых и взыскательных поклонников активного отдыха

Название La Datcha засветилось в этом году на крупнейших шоссейных велогонках – этот логотип украшал форму команды Tinkoff. Оказалось, что это новый туристический проект Олега Тинькова – частные виллы в Валь-Торансе, Куршевеле, Форте-дей-Марми и Астрахани, которые бизнесмен собирается сдавать богатым поклонникам активного отдыха. О том, как родился проект La Datcha и какие бизнесмен связывает с ним ожидания, создатель «Тинькофф банка» рассказал «Ведомостям».

– Как в Валь-Торансе и Куршевеле появилась La Datcha?

– Я давно катаюсь на лыжах, езжу по миру и давно полюбил Три долины, а особенно Валь-Торанс. Все говорят про Куршевель, но туда можно приехать пообедать. А Валь-Торанс – это выше, круче, спортивнее. На мой взгляд, два лучших фрирайдовых места в Европе – это Валь-Торанс и Шамони. Я тусовался с местными фрирайдерами в Валь-Торансе, и они меня вывели на местного человека, который начал строить там шале, но у него не хватило денег. Это единственное шале в Валь-Торансе, и название у шале оказалось русское – La Datcha. Я выкупил этот проект и построил свой дом. Пока его строил, на меня вышли из Куршевеля и предложили землю. Я подумал: что один дом строить, что два. К тому же моей жене в Валь-Торансе высоко – там меньше кислорода. В результате я построил дом в Валь-Торансе для себя и дом в Куршевеле для жены – и назвал его также La Datcha, чтобы была сетевая история.

– Следом возникли проекты в Форте-дей-Марми и Астрахани. Почему новые «Дачи» появятся именно там?

– Летом мы уже 13 лет живем в Форте-дей-Марми (это мекка велосипедистов). Там в самом центре стоял палаццо – заброшенный отель. Я нашел владельца здания, выкупил его, и летом [2018 г.] La Datcha открывается там.

А еще я большой любитель рыбалки, летом часто езжу в Астрахань. Там мы живем на постсоветских базах с минимальным набором сервиса. И я вместе с финской компанией Honka решил построить на участке 3 га на берегу Волги большой и очень дорогой рыбацкий коттедж на 20 человек. Он открывается летом [2017 г.], я тоже назвал его La Datcha. Местные мне сказали, что в радиусе 1000 км нет ничего подобного по масштабу.

Мой подход прост: это мои дома, я единственный владелец, но содержание их требует денег, и в современной экономике, когда все sharing, пусть и они будут sharing: я буду их сдавать в свободное от меня время. Персонал будет оставаться в тонусе, инфраструктура не будет застаиваться, – дома будут жилыми. В каждом доме будет свой шеф-повар, и еда везде включена в стоимость аренды.

Похожий проект существут у Ричарда Бренсона – Virgin Limited Edition. Он построил дома в разных частях света, тоже их сдает, и к нему приезжают многие из его клиентов. Собственно, и мы с ним так познакомились: я был у него в ЮАР, в Мараккеше, в Вербье, на острове Некер... Все бренсоновские места отличает крутейший сервис, который невозможно получить ни в одном отеле. Плюс самые оригинальные живописные места.

Я в моей концепции хочу сочетать активный отдых с роскошью. Есть такое мнение, что любители активного отдыха должны жить в дешевых отелях и сушить носки на батареях. Я верю, что даже самый активный отдых и экстремальный спорт сочетаются с люксом, когда после катания ты можешь вернуться в шикарное шале, с тебя снимут ботинки, заберут вещи в стирку, а ты отправишься в частную сауну, потом поплаваешь, затем тебе сделают массаж, смешают коктейль...

Например, в Форте-дей-Марми гостей La Datcha будет тренировать Михаил Игнатьев, олимпийский чемпион по велоспорту. Велосипеды – любые, какие захочет клиент: мы договорились с местным магазином Cicli Maggi. При этом в Форте-дей-Марми у гостей (максимум 20 человек) будет свой пляж и 30-метровая яхта Persching 90 с капитаном – все это будет включено в цену.

– Как вы продаете La Datcha, сколько это стоит и планируете ли на этом заработать?

– Я далек от мысли, что это бизнес-проект, который будет приносить мне деньги. Это, скорее, работа с издержками. Если аренда сведет готовые расходы на содержание домов к нулю, это будет замечательно. В Валь-Торансе я уже продал три недели, а в Куршевеле – одну новогоднюю неделю за 140 000 евро. Шале продают агентства, плюс на сайте La Datcha есть возможность бронирования.

Шале сдаются только целиком, в Валь-Торансе самая дорогая новогодняя неделя стоит 118 000 евро, неделя в апреле, в конце сезона – 58 000 евро. В цену включено питание, сервис, спа, свой 25-метровый бассейн. Шале в Валь-Торансе – 2000 кв. м, рассчитано максимум на 15 человек, дочка с друзьями-англичанами уже открыла сезон. В середине декабря мы обкатали шале с топ-менеджментом «Тинькофф банка». Там же буду праздновать свой день рождения 25 декабря, ко мне прилетают друзья. Так что жизнь там началась.

В Валь-Торансе еду обеспечивают повара из единственного в регионе ресторана с тремя мишленовскими звездами La Bouitte, принадлежащего Рене и Максиму Мейер – папе и сыну. Я давно к ним хожу, пью вина, веду себя тихо, мы подружились. Они получили третью звезду, а я достроил шале. И мы договорились: они дают шале одного из своих су-шефов, каждое утро привозят свои продукты и свой хлеб, который они сами пекут, а мы имеем право заявлять, что кухня в шале – от La Bouitte. Оплата комбинированная: мы платим роялти – фиксированную сумму плюс [в зависимости от загрузки шале].

В Куршевеле почти все в два раза меньше: 1000 кв. м, максимум 10 человек. И при этом все дороже, потому что это Куршевель: дороже земля, дороже люди. И дом в Куршевеле встал мне значительно дороже, хотя он меньше.

Еще одна фишка La Datcha – вино. Я люблю вино, а моя дочь Даша занимается им профессионально, работает в компании Bordeaux Index. Винную карту собирала она, коллекция на два шале (в Валь-Торансе и Куршевеле) стоит больше миллиона евро. Там, например, есть вертикальные коллекции Petrus (в магнумах) и Romanée-Conti. Проблема была – правильно установить цены, потому что некоторые бутылки – уникальные и непонятно, сколько за них просить.

– Где искали обслуживающий персонал для La Datcha?

– Сервис у нас свой. Обслуживающий персонал – это везде проблема, французы по сервису проваливаются. В Валь-Торансе работают иностранцы – двое англичан, словак... Для Астрахани я набрал команду из Питера, включая шеф-повара. Для Форте-дей-Марми людей еще предстоит найти.

– Какие могут быть следующие направления?

– Еще я хочу частный остров La Datcha – на Мальдивах или на Сейшелах. Иржи Шмейц построил себе частный остров на Мальдивах. Я у него там был – это очень круто, он там потратил больше $100 млн. Такое я не потяну, но что-то поскромнее хотел бы сделать. И еще я бы мечтал сделать большую лодку La Datcha, хотя это тоже дорого. Но тогда бы круг замкнулся. Люди зимой покатались на лыжах, летом – на велосипедах, потом – на лодку, на остров. Это мои ценности, моя философия. Не знаю, может, это и не пойдет – итальянцы, например, скептичны. Значит, буду один на пляже лежать.

– В России помимо Астрахани La Datcha еще где-то могут появиться?

– В России мне бы хотелось построить на Горном Алтае, на Байкале, на Камчатке, где у меня с первого раза не получилось. Но на Камчатке у меня проект выходил лишь чуть дешевле, чем в Валь-Торансе (точные суммы я сейчас не хочу называть по ряду причин). При этом я точно знаю, что дом в Валь-Торансе мои дети продадут в два раза дороже. А что будет с домом на Камчатке – вообще непонятно. Там есть четкая сезонность: рыбалка и лыжи, больше делать нечего. Всё надо везти, поэтому все получается очень дорого.

– Вы пытались построить отель на Камчатке, но бросили эту затею. Из-за чиновников?

– Камчатка – это не уникальное место. У нас все в России из-за чиновников. Я думаю, что если я поеду на Байкал или в Горный Алтай, там будет то же самое. Во Франции мэры очень коммерческие. Они торгуют землей, потому что им нужно финансировать муниципальные проекты. А у нас – «не торгуют». От этого разные ситуации. Губернатор на Камчатке был не против, но у него есть замы и проч. И началось...

Мало того, что борьба с чиновниками, так еще и логистика. Honka мне просчитывала камчатский проект: нужно было везти всё поездом до Владивостока, оттуда перегружать все на пароход и везти на Камчатку; согласования, подключения электричества и воды – себестоимость получалась космическая. Это было не отбить.

Но если у меня по-прежнему будет все хорошо с банком, мы будем продолжать зарабатывать, а я – получать дивиденды, то я не закрываю для себя эти регионы, мне бы очень хотелось построить не только в Астрахани, где все получилось достаточно быстро (мне повезло, я купил землю с коммуникациями). Если представится такая возможность, мне бы очень хотелось построить и в Горном Алтае, и на Байкале (мне особенно нравится его бурятская часть – мы там с женой в 2009 г. справляли свадьбу).

Я понимаю, что затраты на Астрахань я никогда не отобью – это миллионы долларов. Но мне интересно создать спрос среди нашей элиты – где многие, я знаю, рыбаки: посмотреть, поедут ли они в La Datcha в Астрахань. Сегодня они на дешевых базах или как-то еще. А мне хочется сочетать рыбалку с люксовым отдыхом – со спа, с шеф-поваром и т. д. Это будет дорого. Даже Астрахань – это уже очень большой риск, а Горный Алтай и Байкал – еще больший. Местные в Астрахани мне говорят: «К тебе за такие деньги никто не поедет». Посмотрим. Предложение рождает спрос.