Статья опубликована в № 4416 от 27.09.2017 под заголовком: Одиночество, а не эротика

Клаус Альбрехт Шредер: главная тема – одиночество, а не эротика

Директор музея Альбертина рассказал о рисунках Густава Климта и Эгона Шиле, которые привезут в Пушкинский музей
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Выставка графики ключевых фигур в австрийском искусстве XX в. Густава Климта и Эгона Шиле – одно из главных музейных событий этого года. Около 100 листов из собрания крупнейшего венского музея Альбертина впервые будут показаны в нашей стране. И Климт, и Шиле – феноменальные рисовальщики и яркие представители насыщенного событиями, противоречивого и трагического периода европейской жизни, предшествующего Первой мировой войне. Оба умерли в 1918 г., Климту было 55 лет, его ученику Шиле – 28.

– Вы видели рисунки, отобранные для выставки в Пушкинском музее? Не кажется ли вам, что в случае Шиле выбор излишне осторожный, не взяты самые невинные эротические рисунки. А без откровенной эротики об этом художнике не составишь представление.

– Мы вместе с Пушкинским музеем очень тщательно выбирали работы 1910–1917-х гг., которые сконцентрированы на эротике. Мы сделали свой выбор для московской выставки осознанно. Но нельзя рассматривать Шиле только в эротическом аспекте.

– Но разве проблема тела – не главная в творчестве Шиле? Разве собственная гиперсексуальность не была для него мучительна?

– Главную тему у Шиле очень легко определить – это одиночество. Пессимизм и одиночество. Вторая ключевая тема – это вопрос «кто я?». Он примеряет к себе различные роли – я святой, я сексуальный объект, монах, добропорядочный бюргер, семьянин или актер. Так он и в жизни пробует роли. Так что главная мучающая его тема – не эротика, а вопросы бытия, экзистенциальные вопросы, проблема идентичности. И никакой порнографии вы у него не найдете, тем, кто ее ищет, надо смотреть порнографические фильмы.

– И в этом его отличие от Климта, гармоничного, спокойного, только радующегося своим успехам у женщин.

– Одно из основных отличий рисунков двух художников, что у Шиле они автономны, это законченные произведения, а у Климта каждый рисунок – это эскиз, мотив, предварительный набросок, который позже воплощается в другие. И также важен их подход к сексуальности: если у Климта мы видим сексуальный акт или мастурбацию, то, наверное, он или наблюдал, или сам принимал там участие, но я не хочу ничего об этом знать. Если мы видим соитие у Шиле, то это не рисунок с натуры, а некоторая фантазия, так что здесь два совершенно разных подхода.

– Работы Климта очень красивы, недаром говорят, что его «Поцелуй» обгоняет по количеству воспроизведений «Джоконду» Леонардо да Винчи. Но рисунки и картины Шиле также декоративны и изысканны по цвету. Как сочетается эта внешняя красота с его экспрессивной манерой, с теми страданиями, которые мы видим на его рисунках?

– Действительно, между ними большая разница, ведь они принадлежат разным поколениям. Климт родился в 1863 г. и представляет собой художника югендстиля, модерна, он приветствует красоту. Шиле родился в 1890 г., он относится к ранним австрийским экспрессионистам и уже предъявляет нам эстетику уродства, что и есть правда для него.

– Но он красиво предъявляет нам это уродство, чего не делали уже экспрессионисты.

– Искусство может сделать уродство прекрасным. В «Распятии Христа» Грюневальда (часть Изенгеймского алтаря начала XVI в. – «Ведомости») мы видим ужасные кровоточащие раны, но мы восхищаемся этим образом.

– В Вене следующий год объявлен годом модерна, в 1918 г. умерли Климт, Шиле, архитектор Отто Вагнер и дизайнер Коломан Мозер. Называется программа «Красота и бездна». Насколько точно это название выбрано?

Успех директора

Клаус Альбрехт Шредер стал директором Альбертины 18 лет назад. За эти годы музей рисунка с великолепной коллекцией превратился в музейный комплекс с отделами живописи и фотографии. Шредер начал устраивать выставки, привлекающие публику всем знакомыми именами. Сейчас там показывают графику Питера Брейгеля, завтра откроют выставку из 130 рисунков и 17 картин Рафаэля. Посещаемость музея при Шредере увеличилась с 50 000 человек в год до 7 млн.

– Да, в этих словах большой смысл. Потому что апокалипсис Шиле – это предвестие Первой мировой войны, это его личная бездна. И это его неустанное стремление к прекрасному. И эти два слова характеризуют как нельзя лучше всю эпоху модерна.

– Вы писали диссертацию о Рихарде Герстле, в 25 лет он повесился. По некоторым его работам видно, что он находился в клинической депрессии. Почему в Вене Зигмунда Фрейда было так много болезненного?

– Есть индивидуальные причины, почему у некоторых художников были признаки болезни. Но есть, конечно, и влияние эпохи, предшествующей Первой мировой войне и распаду Австрийской империи. Разрушалась монархия, исчезал целый мир, этого нельзя было предотвратить и невозможно не замечать. И предчувствия катастрофы, конечно, видны в творчестве многих художников. Но индивидуальное расстройство психики не зависит от эпохальных событий. Герстль был влюблен в жену композитора Шенберга, и именно их разрыв привел его к самоубийству. Это случайность, хотя и очень яркая случайность. Да, в это время в столице психоанализа было предчувствие эпохальных потрясений. И да, в это же время часто происходили личные трагедии. Но тем не менее мы все же относим личные крушения и исторические к трагическим совпадениям.

– Скажите, на каких условиях вы везете выставку в Москву? Это музейный обмен или коммерческий?

– Никто не получает денег, никто денег не платит. Это обмен, Пушкинский музей нам много помогает, он дал нам на выставку Клода Моне четыре работы. В первый раз рисунки Климта и Шиле выставляются в Москве, это и для нас важное событие.

– Насколько московская выставка даст представление об этих художниках?

– О Шиле по выставке можно составить представление, потому что, как я уже говорил, его гуаши и акварели минимально отличаются от его живописи, это законченные произведения. Но о Климте, конечно, нет, разница между эскизами и законченной картиной у него огромная, и графика не дает представления о художнике. Но мы ставили перед собой задачу показать не только Климта и Шиле, но именно их эпоху.

Читать ещё
Preloader more