Предприниматель Евгений Рапопорт и его жена инвестировали около 7 млн руб. в благотворительный проект

В проект «Авоська дарит надежду» Евгений Рапопорт и его жена Екатерина за два года инвестировали около 7 млн руб. С декабря 2009 г. они уже продали около 10 000 авосек и обеспечили работой 30 инвалидов по зрению
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Пакеты будущего. Олег Клепиков

генеральный директор inFOLIO Research Group. «По мнению большинства исследователей и экономистов, будущее за саморазлагающимися материалами на основе полимеров либо на худой конец за бумагой, учитывая относительную доступность технологий и дешевизну конечной продукции»

Предприниматель Евгений Рапопорт последние пять лет активно занимался детскими благотворительными проектами. А в 2007 г. узнал, что сеть супермаркетов Billa надумала заменить бесплатные упаковочные пакеты на платные, дабы уменьшить количество пластика и снизить вред для экологии. Но в сети опасались потерять из-за этого покупателей, и тогда Рапопорт придумал для Billa благотворительную программу «Желтый пакет помогает детям»: 1 руб. с каждого пакета отчислялся на благотворительность. В выигрыше оказались и дети, и экология. С 2008 г. Billa перечислила на лечение детей около 16 млн руб. и в 10 раз уменьшила количество пластиковых пакетов.

Первая розовая

Так Рапопорт увлекся идеей экологичной упаковки. В начале 2009 г. на совещании в правительстве Москвы он услышал про биоразлагаемую упаковку – при производстве в полиэтилен добавляется специальный катализатор, разрушающий его в короткие сроки, – и решил заняться ее продвижением. Когда Евгению удалось привлечь в коалицию нескольких крупных производителей пластиковых пакетов и договориться с ними о переходе на выпуск биоразлагаемых изделий, против инициативы выступили ученые, пояснившие, что катализатор содержит металлы и последствия их воздействия на экологию еще не изучены.

Но отступать Рапопорт не привык, переписал программу и решил возродить популярную в СССР плетеную авоську. Перед проведением первого в России Дня эколога в 2008 г. я обратился к крупнейшим дизайнерам с просьбой придумать модель экосумки. Самое неожиданное решение предложил Денис Симачев – он изготовил для нас авоську розового цвета с сиреневыми кожаными ручками. Модернизированная авоська вызвала живой интерес. Ее неоценимое достоинство – возможность брендирования путем тиснения на ручках логотипа заказчика».

Оказалось, что в СССР авоськи плели на предприятиях Всероссийского общества слепых (ВОС). В ВОС Рапопорту ответили, что уже почти 20 лет, как производство этой продукции остановлено. Но ему удалось найти незрячих мастеров на предприятиях ВОС в Чувашии и Мордовии, и дело заплелось.

Социальный бизнес

Для реализации проекта «Авоська дарит надежду» в 2009 г. было основано «НКО-сервис», 100%-ным учредителем которого выступило ООО «Российский союз инвалидов» (РСИ). По договоренности Рапопорт перечисляет часть выручки на различные благотворительные программы: 5 руб. с авоськи идет РСИ на проведение межрегиональной олимпиады для детей-инвалидов «Талант преодоления», еще 15 руб. – на образовательные программы для инвалидов по зрению, программы развития инклюзивного образования и др.

За два года Евгений и Екатерина Рапопорт инвестировали в проект около 7 млн руб. из собственных сбережений, которые в основном пошли на товарный запас, разработку моделей и продвижение.

Конкуренции предприниматель не боится и знает лишь еще об одной компании – производителе авосек. «Мы даже предлагали ООО «Экосумки» наши авоськи на реализацию, но они им показались дорогими», – говорит Рапопорт.

Юлия Алешина, основатель компании «Экосумки», рассказала, что плетеные авоськи продаются не особенно активно и покупаются в основном в качестве сувениров к праздникам. А заменить пластиковые пакеты авоськами без поддержки государства, по ее мнению, нереально. «Использование ручного труда делает авоську недешевой. Себестоимость – 80–100 руб. Работать с предприятиями инвалидов невыгодно, – считает Алешина. – Мы рассматривали вариант закупок в Китае. Партия от 5000 шт. – по 70 руб. Но все-таки советские авоськи как-то идеологически неправильно закупать за рубежом».

Нужна ли сетка

Если первыми корпоративными заказчиками Рапопорта были компании, закупавшие авоськи в качестве оригинальных сувениров, то сейчас он ведет переговоры с несколькими розничными сетями, заинтересованными продавать авоськи как модный аксессуар и альтернативное пластиковому пакету упаковочное изделие. «Переговоры еще не завершены, но мы уже разработали дизайн брендирования авоськи для «Седьмого континента», – говорит Рапопорт. – Они не планируют зарабатывать на авоськах, им важно участие в социальном проекте».

«К мысли о том, что пластиковым пакетам необходима альтернатива, мы пришли давно, – соглашается Влада Баранова, пресс-секретарь ОАО «Седьмой континент». – Несколько лет назад мы стали продавать сумки многоразового использования из природного материала джут. Сегодня их выбирают все чаще и чаще. А авоська – это легенда».

Есть вероятность, что до конца лета яркие авоськи появятся и среди аксессуаров петербургской сети молодежной одежды Extra. Сергей Скрибо, совладелец и управляющий сети, пока затрудняется предположить, сколько авосек сможет продаваться в его магазинах ежемесячно. Но до конца лета продукция в сети обязательно появится. Адекватная розничная цена, по мнению Скрибо, – 250–300 руб.

Екатерина Скакун, директор по маркетингу сети «Республика», рассказывает, что они еще весной задумали продавать модные сейчас в Европе авоськи и познакомились с Рапопортом. Но закупочная цена, предлагаемая «НКО-сервис», показалась «Республике» слишком высокой. Комментировать коммерческие нюансы в сети не готовы, но Скакун говорит, что конечная розничная цена не должна превышать 350 руб. По ее словам, переговоры с Рапопортом продвигаются сложно. Предприниматель в свою очередь утверждает, что переговоры с «Республикой» осложняются финансовыми аппетитами сети, которая настаивает на 120%-ной наценке.

Наиболее эффективным каналом розничных продаж пока для «НКО-сервис» становятся фестивали, ярмарки и выставки. Мария Бергельсон, главный продюсер ярмарки Sunday Up Market (SUM), уже пару месяцев носит ноутбук в ярко-голубой авоське. В начале июня Рапопорт принял участие в очередной SUM и, по его словам, каждый шестой посетитель унес с собой авоську. В мероприятии участвовало около 5000 человек. «Мы обсуждаем сотрудничество на постоянной основе, – рассказывает Бергельсон. – Возможно, будем продавать авоськи вместе с билетом на входе или будем использовать их в качестве фирменной упаковки, что удорожит конечную цену покупки на 50–100 руб.». Бергельсон говорит, что они не планируют зарабатывать на авоськах – их привлекает социальность проекта.

Накопили про запас

Сейчас у компании накопилось около 70 000 авосек из хлопка, капрона и искусственного шелка ярких расцветок с разным дизайном ручек. Рапопорт делал запас умышленно: производство не быстрое, а корпоративным заказчикам необходимо обеспечить объемы.

«Один человек в день плетет 7–8 авосек, которые мы выкупаем по цене 89–100 руб. без НДС, – поясняет ценовую политику Рапопорт. – Затем мы еще авоську красим, пришиваем недешевые ручки, делаем тиснение. В итоге себестоимость, включая все производственные и накладные расходы, составляет примерно 220 руб. За вычетом административных расходов и отчислений на благотворительность с каждой авоськи нам остается около 50–70 руб., которые сейчас полностью реинвестируются в бизнес».

В рознице некрашеные авоськи с кожаными ручками стоят 320 руб., авоськи с обычными плетеными ручками продаются за 290 руб., а самые модные авоськи ярких сочных цветов – по цене 350–390 руб.

Первые новые авоськи были проданы в декабре 2009 г., выручка компании составила 200 000 руб. В июне 2010 г. выручка превысит 1 млн руб., а в сентябре, по прогнозу предпринимателей, достигнет 2,5–3 млн руб. Через полтора-два года Рапопорт планирует продавать 1 млн авосек в год. Сейчас в компании работает пять человек, а заказы на предприятиях ВОС уже обеспечили постоянной работой 30 инвалидов по зрению. К осени планируется задействовать еще 35–40 человек.

Генеральный директор inFolio Research Group Олег Клепиков считает, что позитивное влияние на продвижение продукции могут оказать экологичность и нравственная составляющая продукции. Но ни один зеленый не признает авоськи из капрона или с кожаными ручками. Клепиков также отмечает преимущественную убыточность любого предприятия с преобладанием труда инвалидов: «Производство авосек, не поддержанное государством или крупными инвесторами, скорее всего, не сможет просуществовать долго. Опыт региональных обществ слепых тому подтверждение. Единственное средство как-то оттянуть конец этого благородного начинания – пиар-поддержка со стороны СМИ и бизнеса».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more